Главная arrow Статьи arrow Войны первой половины XXI века — часть I
Главное меню
Главная
Галерея
Поля/Услуги
Контакты
Гостевая
Статьи
Амуниция
Новости
Интересное
Партнёры
О войне
Военные действия
Статьи о войне
Полезные ссылки
Армия
Военная история
Оборона и безопасность
Оборонка
Оружие
Войны первой половины XXI века — часть I

Недавно в Клубе военачальников Российской Федерации под председательством его президента – генерала армии Анатолия Сергеевича Куликова прошло заседание очередного «круглого стола», посвященного на сей раз теме «Войны будущего». Участники рассмотрели комплекс вопросов, связанных с определением характера военных угроз и возможностей государства по их парированию.

Залог успеха

Всем известно, что генералы готовятся к прошлой войне. Это на самом деле так. Свидетельством тому – масштабные вооруженные противоборства, происходившие после Второй мировой войны: в Корее, Индокитае, на Ближнем Востоке, между Ираном и Ираком. Причем все эти кампании в чем-то имели сходство, а в чем-то резко отличались друг от друга, что вполне понятно. Как-никак огромные различия имели ТВД, что влияло на характер боевых действий, сражались армии с разным уровнем подготовки, технического оснащения, морально-психологической устойчивости личного состава.


Фото: Михаил Ходаренок

Однако на протяжении последнего десятилетия ХХ и в начале XXI века война все чаще становилась в принципе непохожей на то, что доводилось наблюдать совсем недавно по историческим меркам.

И вот в январе нынешнего года Барак Обама утвердил новую оборонную стратегию США, где подчеркивается – войны будут другими. Приоритет теперь за специальными операциями – таков лейтмотив этой стратегии. Соответственно под новый характер войны в Америке создаются новые организационные структуры, новая армия, развертывается совершенно новое военное строительство.

Российские Вооруженные Силы тоже приобрели новый облик. Об этом достаточно убедительно уже несколько раз говорилось на заседаниях Академии военных наук, сообщал начальник нашего Генерального штаба генерал армии Николай Макаров. Трудно чем-то опровергнуть приводимые им доводы.

Но один вопрос до сих пор остается непроясненным. Правда, ответить на него сегодня, наверное, трудно. Какие угрозы ожидают Россию впереди, кто может оказаться ее противником?

Речь идет об угрозах, для отражения которых понадобится применение Вооруженных Сил. И эти угрозы не определены. А неопределенность для военного человека – самое страшное. Для любого командира неопределенность, незнание точных разведданных, обстановки не позволяют принять верное решение. Кроме того, мы не можем ответить на вопросы: к каким войнам нам готовиться, какую армию, какую организационную структуру надо иметь, каково должно быть соотношение Сухопутных войск, ВМФ, ядерной триады, ВКО, ВВС, сколько военнослужащих необходимо Вооруженным Силам?

Чем все это обусловливается? Наличием реальных угроз, их характером и видом, экономическими, демографическими, собственно военно-техническими и другими возможностями государства.


Коллаж Андрея Седых

Статья Владимира Путина «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России» достаточно ясно показала экономические возможности страны. Имея 23 триллиона рублей на десять лет, мы, надеюсь, вовремя и с новой техникой достигнем запланированного уровня оснащения Вооруженных Сил. А вот что касается их численности…

Я хорошо помню, как в октябре 1993 года вместе с другими военачальниками участвовал в обсуждении первой Российской военной доктрины, которая затем была опубликована.

Кстати, в период учебы в Военной академии Генерального штаба в конце 80-х годов мы, слушатели ВАГШ, спрашивали: можно ли где-нибудь ознакомиться с Советской военной доктриной? Нам тогда отвечали: она изложена в постановлениях ЦК партии, ее решениях. Хотя Военная доктрина имеет две стороны – военно-политическую и военно-техническую.

Итак, в 93-м году впервые появилась в открытой печати Военная доктрина. И это был очень серьезный, значительный шаг вперед.

Исходя из оценки этой доктрины у нас, военных, появилась возможность разработать план ее реализации, намечающий то, что нам нужно делать. Например, было известно, что следует предполагать возникновение одного крупного трансграничного конфликта и одного-двух мелких конфликтов типа чеченского. И под решение этих задач требовалось держать под ружьем один миллион 200 тысяч человек: 600 тысяч – в Сухопутных войсках, 400 тысяч – в СЯС, 200 тысяч – для боевого обеспечения и так далее.

Подготовили обоснование, почему стране нужны именно миллион двести тысяч военнослужащих и для чего. А когда недавно маршал Язов попросил сообщить, почему теперь личный состав Вооруженных Сил должен насчитывать один миллион человек, четкого ответа не последовало. Поэтому нам нужно порассуждать: что нас ожидает, что нам надо иметь? Думаю, что в ходе дискуссии по заданной теме мы проведем своего рода «мозговую атаку». Убежден, что выработать единственно верную стратегию преодоления актуальных вызовов национальной и военной безопасности в новом веке помогут только открытое обсуждение вскрытых проблем и совместные усилия экспертного сообщества, высших военных, научных и политических кругов.

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011