Главная arrow Статьи arrow «Закосишь под дурачка» в части
«Закосишь под дурачка» в части

В полном разгаре призывная кампания. По бодрым докладам лиц, ответственных за ее проведение, неожиданностей не предвидится, все идет по плану. Но пройдет совсем немного времени и в частях появятся «косари». Нет, это не солдаты, которым выдали косы, чтобы пособить окрестным селянам… Военнослужащие-симулянты, стремящиеся избежать выполнения возлагаемых на них обязанностей, – вот тема очередной беседы врача-психиатра высшей категории, доктора медицинских наук подполковника внутренней службы Евгения Жовнерчука с читателями еженедельника «ВПК».

Известная народная поговорка гласит: рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Да, большинство людей стремятся устроить свою жизнь так, чтобы не знать ни в чем нужды, обеспечить себе удобное, комфортное бытие. Но продвигаясь к намеченной цели, все равно приходится преодолевать различные препятствия, трудности. Это обычный путь нормального порядочного человека, не только получившего заслуженную награду в виде желанного результата, но и одновременно реализовавшего себя как личность. В итоге выходя как бы на некий новый уровень развития, такие люди становятся совершеннее, а значит, лучше. Причем зачастую и ситуация, и обстановка вокруг них изменяются в позитивную сторону.

А есть субъекты иного склада, старающиеся на жизненном пути избегать любых трудностей. Мне известны три причины, по которым так поступают. Первая заключается в физическом и психологическом истощении, у этих людей порой просто нет сил бороться, чтобы самостоятельно решить проблему. Встречаются и довольно редкие, представляющие интерес для врачей-специалистов случаи расстройства личности, что является признаком психопатии. Это вторая причина.

С кем не стоит ходить в разведку

Но наиболее часто отказ от борьбы с «тяготами и лишениями» объясняется элементарным слабоволием, которое можно назвать патологией характера или, если использовать специальную терминологию, состоянием краевой акцентуации. Это так называемые стертые формы отклоняющегося поведения, объясняющиеся зачастую изъянами воспитания, что позволяет говорить о моральной ущербности или неблагонадежности человека подобного сорта, о котором когда-то было сказано: «Я бы с ним в разведку не пошел». Он быстро пасует перед возникшими трудностями, легко отказывается от их преодоления и с готовностью без особых угрызений совести перекладывает собственные проблемы на товарищей и ближних. Вот о данной категории военнослужащих поговорим подробнее.


Коллаж Андрея Седых

Существует стереотип ухода от решения вставших перед человеком задач. Это происходит, когда парень, попав в непривычные для него армейские условия, столкнувшись с нелегкими буднями воинской службы, пасует и начинает думать, что главные его враги – командиры. Именно они «создают трудности», «мешают спокойно жить». Далее следует переход к поиску вариантов избавления от всех свалившихся «невзгод». Чаще, конечно, такие люди встречаются среди военнослужащих по призыву, молодых солдат. Оторванные от родителей, оказавшись в довольно жесткой, непривычной для них среде, к которой они не готовы приспосабливаться, парни, как правило, принимаются симулировать различные заболевания. Но я в дальнейшем остановлюсь детально на тех, кто «косит под дурачка».

Однако прежде скажу вот о чем. Цель «косаря» – лечь в санчасть или госпиталь, не думая при этом о последствиях своего поступка. А это как минимум возросшая нагрузка на сослуживцев, таких же молодых солдат, которым придется вместо симулянта чаще ходить в наряды и караулы, обслуживать вооружение и боевую технику. Причем есть еще и отрицательные факторы, деформирующие личность мнимого больного изнутри.

Конечно, бывают аналогичные случаи среди и военнослужащих по контракту, и даже офицеров, но значительно реже. При этом замечено: чем меньше в части, подразделении солдат по призыву, тем больший процент «психически больных» из числа контрактников и офицеров. Однако опытный специалист способен отличить реальное заболевание или душевное расстройство от вымышленного, поэтому игра «в больничку» часто заканчивается «разоблачением» таких «агентов с дефектами совести».

Кто же он, среднестатистический «косарь» в погонах? В первую очередь это человек с изъянами в воспитании, о которых я упоминал. Вот почему врачи-психиатры, сталкиваясь с подобными случаями, особо интересуются составом семьи, наследственными заболеваниями, выясняют, не было ли со стороны родителей, в основном бабушек и мам, излишней опеки. Нередко такая гиперопека подавляет самостоятельность личности юноши, его волю и в армию приходят, извините, моральные уродцы, не готовые к службе, потому что за них любые более или менее сложные вопросы решали другие. Чаще всего типичный «косарь» – единственный сын из неполной семьи, маменькин сынок.

Встречаются любители «закосить по болезни» и из вполне благополучных семей, то есть многодетных и полных, но, как правило, данное желание появляется у них, когда они видят примеры своих более «удачливых» сослуживцев, которые удивительным образом сподобились очутиться на больничной койке. И тогда наблюдаются целые «эпидемии массовых заболеваний», спровоцированные чьим-то дурным примером, который, как известно, заразителен.

Особенно хочу выделить из всех «косарей» наиболее опасный тип шантажистов, склонных добиваться своих целей с помощью имитации суицида. Предпринимаются эти попытки зачастую сознательно, демонстративно, чтобы привлечь внимание к собственной персоне. Порой замысел удается и несостоявшийся «самоубийца» на первом этапе добивается своего. Напуганный командир не будет долго вникать в мотивацию поступка, а направит пожелавшего наложить на себя руки подчиненного к психиатру.

Хочу предупредить: нередки случаи, когда имитатор превращается в реального самоубийцу. Приведу пример. Солдат в ночное время в туалете мастерит себе из брючного ремня, трубы и табурета виселицу в расчете на то, что как только кто-то из наряда по роте зайдет в помещение, он сымпровизирует самоповешение. Наконец слышны приближающиеся шаги, высчитывается время, голова просовывается в петлю, отталкивается табурет. А дневальный… прошел мимо.

«Королевство кривых зеркал»

Не является ли человек, пожелавший объявить себя больным или отправиться – пусть и понарошку – на тот свет ради достижения сиюминутной цели, психически ненормальным? Очень часто в основе таких намерений и действий лежат страх, малодушие, что нельзя трактовать как психические заболевания. В психиатрии есть такое понятие, как «аффективно суженное мышление», когда человек не видит иного выхода, кроме того, который он избрал. И вывести из этого состояния очень непросто. Если вовремя не распознать предрасположенность к «закосу» по здоровью, то он скорее всего будет рано или поздно реализован.

Здесь крайне важна роль первичного ротно-батальонного звена, особенно рабочего тандема: психолога части и заместителя командира подразделения по воспитательной работе. Для этого в подразделении должен быть налажен не только контроль, прежде всего за лицами из групп психодинамического наблюдения, но и постоянное изучение морально-психологического климата в коллективе, душевного состояния каждого военнослужащего.

Но почему слабовольному, малодушному, неискушенному в житейских проблемах солдатику порой удается обмануть командиров и врачей? Все зависит от конкретных обстоятельств и человеческого фактора. Нет у командира желания разбираться в истинных причинах болезни солдата, проще избавиться от подчиненного (в будущем возможного кандидата в «ходячее ЧП») – он невольно пойдет на поводу у «косаря». А будет командование нацелено на борьбу с данным явлением, станет кропотливо разбираться с каждым фактом заболевания, займется профилактической работой с подчиненными – «косьба» пойдет на убыль.

И еще один важный момент. Если в части, подразделении появились «косари», это лишний повод для командиров задуматься о слабой эффективности организуемого ими процесса воспитания, который, не исключено, идет только на бумаге. Часто ведь бывает достаточно перевести «заболевшего» воина в другую часть, где он быстро «выздоравливает» и дослуживает без замечаний.

Когда же «косарь» все-таки попадает на прием к малоопытному психиатру, тот справедливо полагает, что командование, прежде чем направить к нему солдата, исчерпало все воспитательные и принудительные меры воздействия на парня, и у доктора срабатывает стереотип: коли так, значит, прибывший действительно нездоров. Тогда психиатр, дабы не пропустить «стертые», размытые случаи психопатии и перестраховаться, уложит симулянта в стационар, где установки «на болезнь» автоматически закрепляются. Пациент принимает этот ход за подтверждение своей «болезни», легко входит в роль «страдальца». Как правило, такие «больные» начинают втираться в доверие к медперсоналу, искать нужных людей, налаживать необходимые контакты. К сожалению, здесь нельзя исключить и коррупционный элемент. В итоге на практике происходит немало случаев уклонения от службы именно таким способом. Помешать может только фактор совести, но я считаю, что на данном этапе это, к сожалению, невозможно. Столь надежный в прошлом, веками проверенный защитный механизм сегодня заблокирован.

Совесть, на мой взгляд, – общепризнанная общественная модель поведения, то есть принятая и признанная большинством. И если для многих ребят, призванных из сельской местности, имитация болезни с целью «закосить» от службы не является нормой, то для их городских, более «продвинутых» сверстников «закос» от армии становится даже неким геройством. Получается некое «королевство кривых зеркал», как в известной киносказке 60-х, где все перевернуто, где добро – это зло и наоборот. При отсутствии четких критериев добра и зла, не поддержанных к тому же государством, можно не сомневаться, чья позиция одержит верх.

Никто не спорит: куда привлекательнее веселье до упаду, чем работа до седьмого пота. Прекрасно понимали это и наши предки, но предпочти они первое второму, вряд ли бы значилась нынче на карте мира страна Россия. Пришел бы ей конец и в 40-е годы, если бы деды и прадеды сегодняшних «косарей» вместо защиты Родины в годы Великой Отечественной поголовно дезертировали, отсиживаясь по чердакам, подвалам и лесным схронам.

Кто-то, конечно, скажет, что в ту пору не было демократии, свободы, существовало тоталитарное общество, проводились массовые репрессии и у советских людей, мол, не оставалось выбора... Но это лишний раз говорит о том, что в условиях демократии от граждан, то есть от нас, требуется еще большая сознательность.

Не за страх, а за совесть

Иногда мне задают такой вопрос: можно ли человеку привить, например, медикаментозно или гипнозом, через сеансы НЛП совестливость, сознательность, другие положительные качества души, ведь наука шагает все дальше, делаются грандиозные научные открытия? Зачастую в качестве ответа я привожу такой пример: в советское время, в период карательной психиатрии применялся препарат сульфазин (сейчас запрещенный по гуманным соображениям), который решал эти проблемы. После ввода внутримышечно раствора сульфазина у человека наступали нестерпимые, жгучие, длящиеся несколько дней боли. Осуществлялась так называемая коррекция поведения, чтобы пациент психиатрической клиники начал думать «как надо» или «как все». Такие методы лечения давали поразительные результаты. В 90 процентах случаев солдаты, которые упорно считали себя больными, вскоре заявляли, что выздоровели, и просили срочно вернуть их в часть дослуживать.

Следует ли с сегодняшних позиций назвать этот метод правильным, поскольку цель достигнута: военнослужащий признал себя симулянтом и готов, так сказать, искупить свою вину перед Родиной. Конечно, нет. Ведь пойти на признание его заставили не муки совести, не осознание проступка, не раскаяние, а боль и страх, что она повторится. К сожалению, механизмы пробуждения положительных душевных качеств человека – вне сферы психиатрии. Тогда где же? Дерзну предположить, что ответ на этот вопрос знает, наверное, тот, кто по роду своей деятельности стоит ближе к тайне зарождения души и совести, как ее составляющей. Это духовенство.

Например, в православии давно выработано отношение к воинской службе как к служению – не себе, своим прихотям, а другим – народу, обществу, Родине, Богу. Поэтому ратная служба всегда считалась священной. Воин, принявший присягу, отдавал себя в распоряжение поставленным над ним Богом начальникам. Смерть в бою считалась высшей честью для многих русских воинов, особенно казаков. Примерно так же служба в армии рассматривается и в исламе. Защита своего Отечества – священный долг для любого мужчины. Павший в бою за Отчизну, за свою веру мусульманин становится по канонам ислама шахидом – свидетелем своей верности Всевышнему. Не противоречат, насколько мне известно, добросовестному служению в армии и традиционные для России варианты буддизма и иудаизм.

Как видим, вопрос, как возвращать в строй «мнимых больных», скорее моральный и этический, чем медицинский или законодательный. И никакие современные, разрешенные законом лекарства и методики не помогут, если солдат руководствуется установкой «косить под дурачка».

И все же лучшей профилактики, чем метод убеждения, придумать пока не удалось. Хотя как показывает практика, чем ниже у солдата интеллект, тем сложнее его в чем-то переубедить. И наоборот – военнослужащего с большим уровнем IQ легче заставить задуматься о последствиях его увольнения по статье «Негоден к службе по причине психического заболевания».

Не надо бояться трудностей

Каковы же последствия? Упомянутая статья автоматически поставит человека на учет в психдиспансер, а потому лишит права на получение водительского удостоверения, лицензии на оружие, перекроет дорогу при поступлении на службу в органы МВД, МЧС, другие силовые структуры, ЧОПы, на работу во многие престижные организации.

Увы, прозрение приходит слишком поздно. Мне доводилось получать письма от солдат, которые благодарили за то, что их вернули в строй дослуживать и они благополучно уволились, создали семьи, живут полноценной жизнью. А были и другие послания – от тех, кто не прислушался к нашим советам и уговорам и был уволен, что называется, «по дурке». В этих письмах – позднее раскаяние и просьбы снять злосчастный диагноз, что сделать, увы, практически невозможно. Поезд, как говорится, ушел.

Есть и еще один неприятный для уклонистов момент. Когда юноша, после того как пообщался с психиатром, вынесшим ему вердикт «Годен к службе», продолжает «косить», в отношении него наступает уже уголовная ответственность. Помню такой случай. Солдата, признанного годным к службе, но не желавшего возвращаться в часть, пришлось с помощью вызванных патрульных в наручниках препровождать на гауптвахту, а оттуда – в суд. Были и побеги прямо в больничной пижаме через забор, когда «больной» узнавал, что за ним едут из части. Беглецов ловили и с еще большим позором конвоировали на гауптвахту. Поэтому потенциальным уклонистам не стоит уповать на людей в белых халатах как на спасителей, ангелов или добрых волшебников, исполняющих все их мечты и желания.

Наверное, я не скажу ничего нового, но самый верный способ не иметь таких неприятностей на службе – это готовиться к ней заранее, укреплять себя всесторонне – физически и психологически. «Косят» в основном те, кто не только не знает, с какой стороны подойти к автомату, но и не ведает, что такое распорядок дня, режим, приказ, ответственность за его неисполнение. Причем допризывная подготовка не забота лишь Минобороны, она, как прежде, должна стать задачей общегражданской, общегосударственной. Поэтому и решать ее надлежит всем – семьям, школам, ДОСААФу, различным военно-патриотическим и молодежным, спортивным, религиозным объединениям.

Не надо бояться трудностей. Они неизбежны в жизни любого общества, человека независимо от его социального статуса и достатка. А армия дает прекрасную возможность постичь науку их преодоления в рекордно короткое время (всего год). У меня нет сомнений, что добросовестная армейская служба сыграет свою положительную роль в карьере молодого человека, какой бы она ни была: от полицейского до банкира.

Как психиатр могу добавить, что стереотип неправильного решения проблем путем уклонения от них легко закрепляется в сознании и в дальнейшем человек в других жизненно важных ситуациях начинает избегать принятия ответственных решений. В итоге он может легко дезадаптироваться в обществе, наживая себе неприятности, связанные с психопотерями, то есть как бы аккумулируя неудачи и не зная, каким образом их пережить. Армия в этом отношении по-прежнему остается бесценной школой жизни, потому что учит адекватно переживать заботы, невзгоды, даже поражения, закаляя характер и воспитывая волю. Не окончив эту школу, сделать это будет весьма трудно.

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011