Главная arrow Статьи arrow Хорошо забытая «Катапульта»
Хорошо забытая «Катапульта»

Представим себе на минуту урок истории, скажем, в московской или лондонской, парижской или варшавской школе. Учитель спрашивает учеников: – Какое морское сражение считается самой крупной битвой флотов во времена наполеоновских войн?

Хор голосов:

– Трафальгарское!

– А в период Русско-японской войны?

– Цусимское!

– А в ходе Первой мировой войны?

– Ютландское!

– А в годы Второй мировой?

В классе воцаряется тягостное молчание.

{{direct}}

Увы, ответ на последний вопрос неизвестен не только школьникам, но и 99 процентам учителей истории. А в самом деле – какое?

Бой германского линейного корабля «Бисмарк» с британскими линкорами «Принц Уэльсский» и «Худ» 24 мая 1941 года в Датском проливе длился всего 15 минут. «Худ» отправился на дно, а «Принц», получив тяжелые повреждения, укрылся в тумане. В США решающей битвой Второй мировой войны считают побоище у атолла Мидуэй 4–6 июня 1942 года. Однако это было авиационное сражение. Противников разделяло расстояние примерно в 100 километров, а в составе американской эскадры не имелось ни одного линкора.

Нападение японской авиации на Перл-Харбор или потопление у берегов Малайи в декабре 1941 года британских линейных кораблей «Принц Уэльсский» и «Рипалс» по сути являлись чисто авиационными операциями.

Самая же крупная морская битва Второй мировой войны произошла 70 лет назад – 3 июля 1940 года у Мерс-Эль-Кебира вблизи порта Оран в Алжире, ныне – независимом государстве, а тогда – французской колонии. В сражении с обеих сторон участвовали семь линкоров, десятки эсминцев и подводных лодок. В нем единственный раз в военно-морской истории наряду с линейными кораблями одновременно были задействованы самолеты палубной и береговой авиации, береговая артиллерия.

Но почему же юбилеи этой битвы никогда не отмечались в прошлом и не вспомнили о ней в 2010 году? Да потому, что она стала одним из эпизодов необъявленной войны между недавними союзниками – Великобританией и Францией.

Затопить или уничтожить

Как известно, с сентября 1939 года на фронте, протянувшемся вдоль границы между Францией и Германией, шла «странная война». Пушки не стреляли, самолеты если и поднимались в воздух, то лишь для того, чтобы разбрасывать листовки над неприятельской территорией. Французские и британские солдаты занимались спортом, пили превосходное местное вино, соблазняли здешних дам и девиц. Но 15 мая 1940 года британские и французские генералы решили начать большое воздушное наступление. Правда, массированные налеты тяжелых бомбардировщиков намечалось совершить на… Баку и Батуми.

Однако осуществить задуманное помешал вермахт. 10 мая немецкие войска атаковали соединения союзников на Западном фронте, вторглись в Бельгию и Голландию. Танковый корпус генерала Гота расчленил 2 и 9-ю французские армии и двинулся на Сен-Контен. Понятно, что тут руководителям Третьей республики и Соединенного Королевства стало не до советских городов.

Фото: rudzin.livejournal.com

Уже к 3 июня капитулировали Бельгия и Голландия, а потрепанные британские и французские части отступили в район Дюнкерка. Германские дивизии 5 июня форсировали реку Сомму между Амьеном и Абвилем, а спустя три дня достигли Сены. 9 июня немецкие танки были в Руане.

11 июня Италия объявила войну Франции и Англии, однако итальянским войскам не удалось продвинуться в глубь французской территории.

Еще 2 июня 1940 года правительство Третьей республики попросило лондонский кабинет срочно направить во Францию, где к тому времени находились только три британские авиаэскадрильи, еще 20 истребительных авиаэскадрилий – 320 самолетов. У англичан истребителей имелось в несколько раз больше, но они отказались выполнить просьбу французов и лишь после повторных обращений послали им на подмогу… две (!) истребительные авиаэскадрильи.

10 июня правительство Рейно, покидая Париж, послало отчаянный призыв о помощи президенту США Рузвельту. Соединенные Штаты могли предъявить Гитлеру ультиматум, требуя остановить наступление во Франции, или предложить посреднические услуги для заключения перемирия. Однако Вашингтон предпочел не вмешиваться в разворачивавшиеся в Старом Свете драматические события.

22 июня 1940 года в Компьене в том же самом вагоне, где в ноябре 1918-го было заключено перемирие, завершившее проигранную Германией Первую мировую войну, состоялось подписание соглашения, по сути означавшее капитуляцию Франции. Согласно пунктам этого документа французское правительство, обосновавшееся в городке Виши, контролировало лишь южную часть страны. Всю прочую территорию Франции, включая ее атлантическое побережье, оккупировали германские войска. В подчинении правительства Виши остался французский флот. Но некоторые его корабли, находившиеся в портах Англии и в Александрии (Египет), были силой захвачены британцами, а другие перешли в средиземноморские порты Франции и в базы в ее африканских колониях – Мерс-эль-Кебир, Касабланку, Дакар и др.

По целому ряду причин и не в последнюю очередь из-за упрямства Гитлера Германия принципиально не желала иметь побежденную Францию в качестве союзника и потребовала от правительства Виши соблюдать строжайший нейтралитет.

Могли ли французские корабли и небольшие сухопутные части, дислоцировавшиеся в колониях по всему свету – в Сирии, Алжире, Марокко, Сенегале, Экваториальной Африке и на Мадагаскаре, как-либо угрожать Великобритании? Разумеется, нет. До 3 июля 1940 года личный состав французского ВМФ, солдаты и офицеры французских колониальных войск более чем благожелательно относились к Соединенному Королевству. Германские же генералы и адмиралы в 1940-м и не помышляли о вторжении вермахта на французские заокеанские и заморские территории. Тем не менее Черчилль принимает решение захватить или уничтожить флот и оккупировать все колонии разгромленной союзницы. План нападения на французов получил название «Катапульта».

Опыт прошлого

Маленький экскурс в более давнюю историю. В 1793 году французские роялисты захватили город и порт Тулон, а затем пригласили туда англичан. Но когда республиканские войска, осуществляя замысел капитана Наполеона Бонапарта, предприняли успешный штурм тулонских укреплений, «просвещенные мореплаватели» бежали, а французский флот, вместо того чтобы отдать роялистам, попросту взяли и сожгли.

“Любой сильный иностранный флот был для Лондона что бельмо на глазу”

В ходе дальнейших европейских войн начала XIX века маленькая Дания держала строжайший нейтралитет. Что, однако, не уберегло ее от двух английских превентивных акций – в 1801 и 1807 годах, когда сыны туманного Альбиона спалили ее военные корабли, а заодно и Копенгаген.

В ноябре 1918-го англичане высадили десант в Севастополе, после чего лучшие боевые единицы Черноморского флота присвоили, а все остальные уничтожили. Разумеется, красные им не нравились, так хотя бы отдали корабли белым... Но дело в том, что любой сильный иностранный флот был для Лондона что бельмо на глазу.

3 июля 1940 года к французской военно-морской базе Мерс-эль-Кебир подошла эскадра адмирала Соммервиля в составе линкоров «Вэлиант», «Резолюшн», «Худ», авианосца «Арк Роял», легких крейсеров «Аретьюза», «Энтерпрайз» и одиннадцати эсминцев.

К этому времени в Мерс-эль-Кебире находилась эскадра адмирала Жансуля, состоявшая из линкоров «Дюнкерк», «Страсбург», «Прованс» и «Бретань», шести лидеров, гидро- авианосца «Коммандан Тест» и дюжины вспомогательных судов. Морская авиация была представлена шестью самолетами «Луар-130» и тремя летающими лодками «Бизерта», а также четырьмя «Луар-130» на борту линкоров «Дюнкерк» и «Страсбург». Противовоздушная оборона Орана и Мерс-эль-Кебира возлагалась на 42 истребителя «Моран-406» и «Хок-75» на аэродромах Ла-Сенья и Сен-Дени-Дю-Сиг.

Кроме того, у французов имелось около полусотни бомбардировщиков DB-7 и LeO-451. Однако после того как экипажи нескольких машин угнали свои самолеты в Гибралтар, местный авиационный начальник полковник Ружевэн приказал привести остальные бомбардировщики в небоеспособное состояние.

Французскую базу защищали береговые батареи, оснащенные устаревшими пушками: батарея Канастель – три 240-мм орудия, форт Сантон – три 194-мм орудия, батарея Гамбетта – четыре 120-мм орудия и батарея Эспаньоль – два 75-мм орудия.

Если бы Англия, как положено, объявила войну Франции хотя бы 1 июля 1940 года, то эскадру Соммервиля ждал бы неминуемый разгром. Но это было внезапное вероломное нападение. Французские моряки считали, что война для них закончена, а корабли согласно условиям перемирия начали разоружаться. Все линкоры стояли кормой к волнолому, а носом – к берегу, что являлось обычным способом швартовки в мирное время. Таким образом, «Бретань» и «Прованс» могли вести огонь лишь половиной своей артиллерии главного калибра. «Дюнкерк» и «Страсбург» вообще оказались неспособны стрелять. Котлы кораблей были холодными. Воздушная разведка подступов к базе не велась. Да и вообще летчики ВВС принципиально не желали воевать.

Вероломное нападение

Адмирал Соммервиль предъявил адмиралу Жансулю ультиматум – передать все французские корабли под британский контроль или затопить их.

Сдача эскадры англичанам серьезно подорвала бы позиции Франции на будущих мирных переговорах. Не надо смотреть на события, происходившие в 1940 году, сквозь призму победы в 1945-м. Летом 1940 года Гитлер, Петэн, Муссолини и многие другие почти не сомневались: заключение мира (по крайней мере в Западной Европе) – дело нескольких недель. Еще более важным было то, что немцы могли счесть передачу кораблей Великобритании нарушением условий перемирия и оккупировать южную Францию.

Пока адмиралы вели переговоры, британские самолеты-корректировщики низко кружили над французскими кораблями, сообщая информацию своим линкорам, а тем временем офицеры «Страсбурга» готовились к торжественной встрече английских коллег и большому банкету по поводу столь радостного свидания.

Неожиданно в 16 часов 56 минут британцы открыли огонь. Французы не могли прицельно отвечать. В результате экипажи линкоров Его Величества потеряли два человека ранеными, да и то вследствие стрельбы береговых пушек. Вместе с тем в «Прованс» угодило несколько 381-мм снарядов, на корабле возник сильный пожар и линкор лег на грунт на глубине около 10 метров. Тяжелые повреждения получил и «Дюнкерк», который после этого сел на мель. Пораженная несколькими снарядами «Бретань» начала погружаться кормой. Над кораблем поднялся густой столб дыма. В 17 часов 7 минут он уже был охвачен огнем с носа до кормы, а спустя две минуты внезапно опрокинулся и затонул, унося с собой жизни 977 моряков.

В небе наконец-то появилось несколько французских истребителей, но они по неясным причинам не атаковали британские торпедоносцы.

Линейный крейсер «Страсбург» с пятью эсминцами прорвался в открытое море и направился к своей главной базе на южном берегу Франции – Тулону. У мыса Канастель к ним присоединилось еще шесть эсминцев из Орана. В 17 часов 10 минут этот отряд буквально натолкнулся на английский авианосец «Арк Роял», шедший встречным курсом. Однако командир «Страсбурга» капитан 1-го ранга Луи Коллине упустил редкий шанс несколькими залпами 330-мм орудий потопить беззащитного британца. Он приказал не открывать огонь и идти дальше. Командир же «Арк Рояла» не оценил галантности французов и поднял в воздух шесть «Суордфишей» из 818-й эскадрильи. В 17 часов 45 минут крейсер начали бомбить. Но ни одна из 227-килограммовых бомб не попала в корабль, зато зенитным огнем было сбито два английских самолета.

В 19 часов 43 минуты «Страсбург» атаковали еще шесть «Суордфишей». На сей раз англичане применили торпеды, но вследствие плотного зенитного огня самолетам пришлось их сбросить более чем за километр от линейного крейсера, что позволило ему своевременно уклониться. Ближайшая торпеда прошла в 25 метрах от кормы корабля.

4 июля в 20 часов 10 минут «Страсбург» в сопровождении эсминцев благополучно достиг Тулона. Вскоре туда же пришли шесть французских крейсеров из Алжира.

Во время этого перехода сторожевой корабль «Риго де Женуйи» 4 июля в 14 часов 15 минут был торпедирован английской подводной лодкой «Пандора» и затонул.

Французов постоянно подводили то излишняя галантность, то чрезмерное хвастовство. После нападения на Мерс-Эль-Кебир прессе сообщили, что повреждения «Дюнкерка» незначительные и будут вскоре устранены. Англичане немедленно решили добить линкор.

6 июля 1940 года торпедоносцы «Суордфиш» с авианосца «Арк Роял» трижды наносили удары по «Дюнкерку» и другим кораблям. Вследствие чего французам пришлось рыть еще 150 могил.

Дело было при Дакаре…

Нападения же англичан на корабли ВМФ Франции продолжались. 7 июля британская эскадра в составе авианосца «Гермес», крейсеров «Дорсетшир» и «Австралия» и шлюпа «Милфорд» подошла к французскому порту Дакар. В ночь с 7 на 8 июля в него проник выкрашенный в черный цвет диверсионный катер. Он сбросил шесть глубинных бомб под кормой линкора «Ришелье», чтобы вывести из строя рули и винты корабля. Однако из-за малой глубины взрыватели не сработали. Через три часа линкор атаковали шесть «Соурдфишей» с авианосца «Гермес». Удача улыбнулась лишь одному самолету – его торпеда с магнитным взрывателем прошла под днищем «Ришелье» и взорвалась у гребных винтов правого борта. В корпусе линкора образовалась пробоина площадью около 40 кв. м, корабль принял 1500 тонн воды. В целом повреждения были незначительными, но из-за отсутствия должной ремонтной базы в Дакаре на приведение «Ришелье» в состояние готовности к выходу в море потребовался целый год.

Англичане не унимались и в сентябре 1940 года вновь обрушились на Дакар.

Соединение «М» под командованием вице-адмирала Каннингхэма включало линкоры «Бархем» и «Резолюшн», авианосец «Арк Роял», крейсеры «Девоншир», «Фиджи» и «Кумберленд», 10 эсминцев и несколько малых кораблей. Операция вылилась в грандиозное трехдневное сражение с участием линейных кораблей, подводных лодок, базовой авианосной авиации, а также береговых орудий калибра 240, 155 и 138 мм. Англичане потопили французские субмарины «Персей» и «Аякс». В Дакаре запылало множество пожаров. В городе погибли 84 мирных жителя, 197 человек были ранены.

Однако главная цель британцев – линкор «Ришелье» остался цел. А вот оба линейных корабля и крейсер «Кумберленд» королевских ВМС получили тяжелые повреждения.

Неудача в Дакаре не остановила англичан. Они вторглись в Сирию, Ливан, Французское Сомали, на остров Мадагаскар и в другие колонии своего экс-союзника. В ходе боевых действий было уничтожено 15 французских подводных лодок (советский ВМФ за всю Великую Отечественную войну потопил меньше германских субмарин).

Осенью 1942 года французские колонии Марокко и Алжир захватили войска Соединенных Штатов. 8 ноября новейший американский линкор «Массачусетс», тяжелые крейсеры ВМС США «Тускалуза» и «Уичита» совместно с самолетами с авианосца «Рейнджер» атаковали стоявший в гавани Касабланки недостроенный французский линкор «Жан Бар». На нем могла вести огонь лишь одна 380-мм башня, и она стреляла до тех пор, пока прямое попадание 406-мм снаряда не вывело из строя ее подъемные механизмы.

Нельзя забывать и о десятках, если не сотнях тысяч мирных граждан, ставших жертвами бомбардировок авиации западных союзников французских городов в 1940–1944 годах. Точные цифры до сих пор неизвестны. Но можно с уверенностью сказать, что во Второй мировой войне число французов, погибших от рук немцев, соизмеримо с жертвами англо-американцев.

Вместо заключения

Как ни странно, за Мерс-эль-Кебир и прочие британские колониальные авантюры пришлось заплатить… Советскому Союзу. После 3 июля 1940 года сотни тысяч французов решили сражаться на стороне немцев. 14 июля 1941-го правительство Виши предложило Гитлеру помощь в войне против СССР и сообщило о готовности послать на Восточный фронт несколько дивизий. Однако фюрер категорически отверг столь дружеский жест. Воевать разрешили ограниченному числу французов и только в ваффен СС – в дивизии «Шарлемань» («Карл Великий») и других частях. Неудивительно, что 23 136 уроженцев Франции попали в плен в России и содержались в лагере под Тамбовом.

После войны информация о Мерс-эль-Кебире и других сражениях англо-французского конфликта появилась лишь в узкоспециальных военно-морских изданиях. Для широкой прессы, литературы, кино тема оказалась запретной. Единственное исключение представлял телефильм режиссера Пьера Кардинала «Мерс-эль-Кебир», снятый в 1979 году. Правда, в Тулоне о погроме, учиненном британцами, напоминает мемориальная доска, а в Мерс-эль-Кебире существует кладбище, на котором покоятся погибшие в июле 1940-го. Но, к сожалению, туда не ездят ни президенты, ни премьеры. Полное запустение. Неухоженные могилы. Поваленные кресты.

Впрочем, подобную печальную картину можно наблюдать не только в Северной Африке. Вот, к примеру, в 110 километрах от Смоленска, в поселке Ленино в 1968 году был открыт огромный мемориал, посвященный первому сражению Войска Польского с фашистами. Там похоронены 502 польских солдата и 1711 красноармейцев.

С 1990 года Речь Посполитая практически забыла этот мемориал, что, кстати, неудивительно. Ибо в сбросившей оковы социализма Польше командующий Войском Польским генерал Зигмунт Берлинг (как и другие офицеры) объявлен… предателем родины. Он «изменил чести польского мундира, вступив в чужую армию без согласия на то правительства в изгнании».

На вопрос об ажиотаже вокруг Катыни и забытом Ленино важный польский чиновник ответил русскому журналисту: «Тут – шляхта. Там – быдло».

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011