Главная arrow Статьи arrow И все же прогульщик
И все же прогульщик

16 февраля 2012 года в Московский городской суд поступила кассационная (надзорная) жалоба истца Коротченко Игоря Юрьевича на решение Савеловского районного суда города Москвы от 31 мая 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 сентября 2011 года по гражданскому делу по иску Коротченко Игоря Юрьевича к ООО «Редакция газеты «Россия» о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании недополученной заработной платы, компенсации морального вреда.

Еженедельник «Военно-промышленный курьер» уже обращался к этой теме (№ 40 от 12 октября 2011 года. «К тому же еще и прогульщик»). Некоторые тезисы этого материала, чтобы ввести читателей «ВПК» в курс дела, мы вынуждены повторить и в этом номере.

Итак, «…общественности практически неизвестны причины увольнения Игоря Коротченко с поста главного редактора газеты «Военно-промышленный курьер». Сам он объясняет случившееся проведением некоего журналистского расследования, которое якобы вызвало гнев руководства медиахолдинга, в штате которого он состоял, что в конечном итоге и сделало его жертвой собственного правдоискательства и принципиальности.


Коллаж Андрея Седых

На самом деле данная версия не имеет никакого отношения к действительности. Игоря Коротченко уволили за банальный прогул. Он пытался оспорить это решение в судебном порядке. Однако 31 мая 2011 года Савеловским районным судом города Москвы было отказано в удовлетворении иска И. Ю. Коротченко о восстановлении на работе в должности главного редактора газеты «Военно-промышленный курьер» общества с ограниченной ответственностью «Редакция газеты «Россия» (именно это ООО осуществляло в описываемый период выпуск газеты «ВПК»), взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 сентября 2011 года указанное решение суда оставлено без изменения, а кассационная жалоба И. Ю. Коротченко – без удовлетворения.

Оставим в стороне вопросы субъективного характера, такие как, например, оценка степени унизительности столь позорного основания при прекращении трудовых отношений. Также не стоит останавливаться в данном деле и на вопросах журналистской этики. В конце концов у И. Ю. Коротченко нет журналистского образования и было бы несправедливо в подобной ситуации вспоминать о требованиях, обычно предъявляемых профессиональному журналисту. Они явно для господина Коротченко завышены. Предлагаем остановиться только на фактах.

В частности, судом установлено, что с 11 января по 24 февраля 2010 года И. Ю. Коротченко не показывался в офисе ООО «Редакция газеты «Россия». Ежедневные требования руководства общества о необходимости явиться на рабочее место и дать объяснения о причинах отсутствия И. Ю. Коротченко игнорировал. Максимум чего смог добиться работодатель в сложившейся ситуации – это явка в офис адвоката И. Ю. Коротченко, который практически в ультимативной форме предложил прекратить трудовые отношения по согласию сторон с выплатой И. Ю. Коротченко денежной компенсации.

После этого стало очевидно, что такой демарш И. Ю. Коротченко был связан исключительно с его желанием получить деньги, не прилагая к этому особых усилий. Он следовал заранее разработанному плану, шаг за шагом, рассчитывая на то, что время играет в его пользу. Ведь рано или поздно работодатель будет обязан принять то или иное решение. Либо выплачивать ему заработную плату, либо уволить. Ни при одном из указанных решений И. Ю. Коротченко ничего не терял, так как все свое рабочее время он посвящал развитию собственного журнала «Национальная оборона». Компенсация же за вынужденный прогул светила существенная с учетом размера его ежемесячного дохода в ООО «Редакция газеты «Россия».

Ни для кого не секрет, что по спорам между работодателями и работниками суды в подавляющем большинстве случаев принимают решения именно в пользу последних. Да и участие прокурора по такого рода делам в целях дополнительной защиты интересов работников является обязательным. В этой связи расчет И. Ю. Коротченко казался ему верным и затеянная игра стоила свеч.

Между тем в ходе судебных заседаний придуманная И. Ю. Коротченко история о его якобы отстранении от работы, которая, справедливости ради отметим, от заседания к заседанию обрастала все новыми и новыми подробностями, в частности в какой-то момент в этой истории появился вооруженный ЧОП, затем возникла версия о блокировке его магнитного пропуска в офис и т. д., и т. п., рассыпалась, как карточный домик. Ни один из указанных И. Ю. Коротченко доводов, в том числе о том, что «он, как собака, был вышвырнут из офиса», не нашел своего подтверждения и признан судом несоответствующим фактическим обстоятельствам.

Не счел доказанными доводы И. Ю. Коротченко и прокурор, принявший участие в судебном заседании. В своем заключении он просил суд отказать в удовлетворении иска.

Таким образом, «театр одного актера», организованный, кстати сказать, подполковником запаса Игорем Юрьевичем Коротченко, не произвел должного впечатления. Оценка доказательств судом была беспристрастной. А выводы суда свелись к следующему: работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника».

Вот так об этом писала газета «Военно-промышленный курьер» в октябре 2011 года. Однако господин Коротченко не успокоился и решил продолжать судебные разбирательства (видимо, его избрание председателем Общественного совета при Министерстве обороны 8 февраля 2012 года окончательно вскружило ему голову).

А вот и итог. Теперь только аргументы, факты, документы (приводятся с незначительными сокращениями).

4г/2-1520/12

Кассационное (надзорное) определение в порядке главы 41 ГПК РФ

16 марта 2012 года

город Москва

Судья Московского городского суда, рассмотрев кассационную (надзорную) жалобу истца Коротченко И. Ю., поступившую в суд кассационной (надзорной) инстанции 16 февраля 2012 года, на решение Савеловского районного суда города Москвы от 31 мая 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 сентября 2011 года по гражданскому делу по иску Коротченко И. Ю. к ООО «Редакция газеты «Россия» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании недополученной заработной платы, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Коротченко И. Ю. обратился в суд с иском к ООО «Редакция газеты «Россия» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании недополученной заработной платы, компенсации морального вреда, ссылаясь на нарушение своих прав по вине ответчика.

Решением Савеловского районного суда города Москвы от 31 мая 2011 года в удовлетворении заявленных Коротченко И. Ю. исковых требований отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 сентября 2011 года решение суда от 31 мая 2011 года оставлено без изменения.

Подобных нарушений в настоящем случае по доводам кассационной (надзорной) жалобы не усматривается.

Приказом ООО «Редакция газеты «Россия» от 25 февраля 2010 года Коротченко И. Ю. уволен 25 февраля 2010 года по пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за прогул.

Никаких объективных доказательств, могущих с достоверностью свидетельствовать о том, что со стороны ООО «Редакция газеты «Россия» в отношении Коротченко И. Ю. чинились какие-либо препятствия в доступе к его рабочему месту либо о том, что Коротченко И. Ю. фактически был отстранен от исполнений трудовых обязанностей, суду также не представлено.

Требования законодательства о средствах массовой информации в части согласования увольнения Коротченко И. Ю. на общем собрании учредителей ООО «Издательский дом «ВПК-Медиа» нарушены не были, поскольку такого требования в отношении главного редактора газеты «ВПК» каким-либо внутриуставным документом предусмотрено не было. Таким образом, заявленные Коротченко И. Ю. исковые требования удовлетворению не подлежат.

Данные выводы суда являются правильными, в решении судом мотивированы и в кассационной (надзорной) жалобе по существу не опровергнуты, так как никаких существенных нарушений норм материального или процессуального права со стороны суда и судебной коллегии из представленных документов по доводам кассационной (надзорной) жалобы не усматривается, а правом устанавливать новые обстоятельства по делу и давать самостоятельную оценку собранным по делу доказательствам суд кассационной (надзорной) инстанции не наделен.

При таких данных вышеуказанные решение суда и определение судебной коллегии сомнений в их законности с учетом доводов кассационной (надзорной) жалобы истца Коротченко И. Ю. не вызывают, а предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для их отмены или изменения в настоящем случае отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 381, 383 ГПК РФ,

ОПРЕДЕЛИЛ:

В передаче кассационной (надзорной) жалобы истца Коротченко И. Ю. на решение Савеловского районного суда города Москвы от 31 мая 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 сентября 2011 года по гражданскому делу по иску Коротченко И. Ю. к ООО «Редакция газеты «Россия» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании недополученной заработной платы, компенсации морального вреда – для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда – ОТКАЗАТЬ.

Судья Московского
городского суда

В качестве выводов

Как мы уже упоминали выше, новым председателем Общественного совета при Минобороны 8 февраля 2012 года стал Игорь Коротченко. Только ленивый не знает в Москве и России (а представители военного ведомства при этом смущенно отводят глаза), что господин председатель:

  • лжеполковник (приказ о присвоении Коротченко воинского звания от 1999 года по протесту Главной военной прокуратуры уже отменен как незаконный, иными словами, Коротченко разжалован);
  • дискредитант (Игорь Коротченко уволен в звании подполковника по подпункту 2Г пункта 2 статьи 49 федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». Это означает: «Если военнослужащий перестал отвечать установленным к нему Законом требованиям». Заметим, самая дискредитирующая статья. Из армии Коротченко уволен без права ношения военной формы одежды и пенсии);
  • прогульщик.
  • Так что у российской общественности есть все основания полагать, что на подобные должности военное ведомство в лице статс-секретаря – заместителя министра обороны Российской Федерации генерала армии Николая Панкова (а именно по его ведомству проходит Общественный совет при Минобороны) отбирает людей исключительно по отрицательным признакам.

    А что же высокие чины из Минобороны?

    Генерал армии Николай Панков, он что, не знал, что Игорь Коротченко изгнан из армии без права ношения военной формы одежды и пенсии? Военачальник разве не ведал, что история с присвоением ему воинского звания «Полковник» более чем туманна (а точнее, звание присвоено незаконно)? Генералу армии Панкову что, никто так и не докладывал, что товарищ Коротченко в течение всей своей воинской службы не пользовался ни малейшим авторитетом у сослуживцев? Николай Панков разве не был ознакомлен с теми фактами, что Коротченко поймали за руку при злоупотреблениях с пайковыми деньгами сослуживцев? А последние еще и регулярно били по морде будущего председателя Общественного совета, и он ходил на службу с синяками под глазами.

    Статс-секретарь разве не ведал, что никакой Коротченко не эксперт, а абсолютно дутая величина (с провинциальным первоначальным военным образованием и ничтожным опытом собственной службы)?

    Генералу армии Панкову что, так никто и не сказал, что в течение своей короткой и бесславно завершившейся офицерской карьеры эксперт Коротченко не командовал даже взводом, а тем более ротой?

    Николай Александрович разве не знал, что представляет собой Центр анализа мировой торговли оружием, директором которого сам себя назначил Коротченко (эта организация зарегистрирована по адресу не то детского сада, не то плавательного бассейна, рядом с каким-то автосервисом и булочной и под началом «директора» Коротченко всего один подчиненный – бывший сотрудник АРМС-ТАСС Владимир Шварев)?

    Наконец, разве генералу армии не было известно, что Коротченко – элементарный прогульщик, что подтверждается судебным решением, вступившим в законную силу?

    И тем не менее статс-секретарь – заместитель министра обороны Российской Федерации генерал армии Николай Панков с настойчивостью, достойной лучшего применения, продвигал дискредитанта и прогульщика в председатели Общественного совета.

    Что из всего этого следует? Наверное, финансовая деятельность Общественного совета при Минобороны должна быть подвергнута немедленной проверке компетентными органами. Только этими обстоятельствами можно объяснить чугунно-железобетонную настойчивость военных чинов в продвижении столь желаемой ими кандидатуры председателя Общественного совета.

    И последнее. Все же нельзя до конца исключать, что генерал армии Николай Панков руководствовался в этом случае выражением германских генштабистов при вербовке агентуры: «Отбросов нет – есть кадры!». Или же им были любы слова президента США Рузвельта. А последний сказал как-то о правителе Никарагуа Анастасио Сомосе-старшем: «Он, конечно, сукин сын, но он наш сукин сын».

     
    « Пред.   След. »
    Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011