Главная arrow Статьи arrow 600 000 командиров и бойцов
600 000 командиров и бойцов


ИМЕННО СТОЛЬКО РАНЕНЫХ ВЕРНУЛИ В СТРОЙ МЕДИКИ КИСЛОВОДСКА

В Великую Отечественную войну 1941-1945 годов медики Кисловодска вернули в строй почти 600 тысяч раненных на полях сражений бойцов и командиров Красной армии. Доля вылеченных раненых воинов в эвакогоспиталях города составила 82% - значительно больше, чем в госпиталях других регионов страны. Таков результат сражений бойцов-кисловодчан в белых халатах за здоровье, жизнь защитников Отечества. Таков их вклад в нашу общую Победу. {{direct_hor}}

Ценой неимоверных усилий бойцов-кисловодчан в белых халатах в строй возвращались тысячи воинов.
Фото ИТАР-ТАСС 9 августа 1941 года прямо с фронта прибыл на кисловодский железнодорожный вокзал первый военно-санитарный поезд с красными крестами. Горожане устремились на вокзал: а вдруг среди прибывших и их близкие. Люди приняли участие в выгрузке раненых, доставке их на место лечения. То был общий порыв. Вместе с медиками трудились рабочие и служащие, учителя и школьники старших классов. Горожане несли раненым фрукты и овощи, пирожки, молоко, каждый - то, что мог.

К приему раненых Кисловодск готовился с первых дней войны. Решение об организации госпитальной базы Красной армии в нем и других городах Кавказских Минеральных Вод приняло командование Северо-Кавказского военного округа и руководство Ставропольского (тогда Орджоникидзевского) краевого комитета ВКП(б) и крайисполкома в соответствии с Директивой ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 29 июня 1941 года. Этими документами предусматривалось переоборудовать под госпитали санатории, дома отдыха, пансионаты, гостиницы, больницы. Учитывалось, что курорты Кавминвод располагали большим числом высококвалифицированных медицинских кадров, имели благоприятные природно-климатические и бальнеологические условия для восстановления здоровья раненых и больных воинов.

Незамедлительно кисловодские здравницы стали переоборудовать в госпитали. Уже к концу июля 1941 года в городе удалось развернуть 37 госпиталей на 21 тысячу коек. Крупнейший в Кисловодске эвакогоспиталь №2040 на 1500 мест размещался в корпусах нынешнего санатория имени Шаумяна. В здравнице "Красный Октябрь" находился эвакогоспиталь №2042/5526, в санатории "Крепость" - №2006, в санатории "Родина" (бывший санаторий Наркомзема СССР) - №2043/5400, в доме отдыха СНК СССР "Красные камни" (с 1947 года санаторий) - №3211/5413 и т.д. Первый номер дробного числа - показатель номера эвакогоспиталя до фашистской оккупации города, второй - вновь разместившегося эвакогоспиталя после освобождения Кисловодска.

Очень непростая работа по переоборудованию здравниц шла днем и ночью. Ведь требовались преимущественно хирургические профилированные отделения: черепные, челюстные, глазные, восстановительной хирургии. Их предстояло обеспечить соответствующими инструментами для операционных, рентгеновским оборудованием, всевозможной аппаратурой, громадным количеством перевязочных материалов, медикаментов, лечебных сывороток. Коллективы санаториев с помощью горожан справились с этой задачей.

Одновременно велась переподготовка медицинских работников разных уровней для проведения хирургических и комплексных методов лечения в госпитальных условиях. Проводились занятия по госпитальной хирургии, лечебной физкультуре, переливанию крови, гипсовой технике травмолечения.

Госпитальная база Кисловодска непрерывно расширялась. В ней было сосредоточено более половины всех госпиталей Кавминвод, размещено также более половины больничных коек. Город-курорт стал городом-госпиталем.

В 1941-1945 годах в действующей армии и в эвакуационных госпиталях находились лучшие представители военно-медицинской науки и практики. В кисловодских госпиталях трудились профессора Т.Е. Гнилорыбов и Е.Ю. Крамаренко, кандидаты медицинских наук Е.К. Коларж и С.А. Миров, Р.Ф. Акулова-Руднева, впоследствии доктор медицинских наук, профессор, замечательные хирурги Н.А. Андриянова, В.П. Козленко, И.Н. Баграмян, В.С. Хомутов, Ф.Г. Сафарова и многие другие. Они не сражались с врагом на передовой. Их передовая была в госпиталях. Не жалея сил и времени, они бились за жизнь и здоровье раненых воинов.

Усилиями замечательных врачей, фельдшеров, медсестер возвращались в строй тысячи воинов. Врачи делали уникальные операции по восстановлению работы пальцев рук, что нигде ранее никому из медиков не удавалось. Бойцы в белых халатах оперировали тяжелораненых в лицо и шею, ротовую полость. С помощью гигантского магнита Милленгера, единственного в стране, офтальмологи удаляли осколки из глаз.

Руководителем сражения за жизнь воинов стал ведущий хирург Тимофей Ермолаевич Гнилорыбов. Только за пять месяцев фашистской оккупации Кисловодска в условиях подполья он сделал 209 сложнейших операций. На счету профессора четыре операции на сердце, сделанные им в Кисловодске во время войны, из шести аналогичных в стране.

Среди экспонатов Кисловодского историко-краеведческого музея "Крепость" имеются пожелтевшие от времени письма - солдатские "треугольники", которые писались в землянках и окопах огрызком карандаша или случайно сохранившейся ручкой на клочках бумаги, а то и на немецких листовках в перерывах между боями. Часть таких писем адресована врачам эвакогоспиталей. Вот одно из них:

"Кисловодск, Т.Е. Гнилорыбову.

Тимофей Ермолаевич! Я очень вас благодарю за то, что вы спасли мне жизнь. Благодаря вам, товарищ профессор, я снова в нашей доблестной Красной армии и в любую минуту готов громить немецких захватчиков. Не посчитаюсь с жизнью для полной победы над фашистскими бандитами.

Савин В.Г."

Основную работу по излечению газовой гангрены успешно проводила молодой хирург Ф.Г. Сафарова из госпиталя №2043, за что многие бойцы от души ее благодарили. Приводим строки из солдатского "треугольника":

"Кисловодск, Ф.Г. Сафаровой.

Дорогой хирург Фатима Гусейновна!

Руки, которые вы мне спасли, крепко держат оружие. Я рад, что снова могу защищать Родину.

Красноармеец Челобитько".

Хирурги Е.Ю. Крамаренко, Р.Ф. Акулова-Руднева, И.Н. Баграмян, О.Ю. Неронова, С.А. Саркисьян, В.П. Козленко и их коллеги спасли жизнь сотням раненых. Работали по 14-16 часов в сутки, в любое время. Многие из них отмечены государственными наградами, а Акулова-Руднева - орденом Ленина и несколькими медалями.

Вместе с врачами за здоровье раненых самоотверженно бились медсестры. Мужчин-санитаров не было. Молоденькие девушки и женщины встречали санитарные поезда с фронта, выносили раненых из вагонов и развозили их по госпиталям. Сутками дежурили у кроватей тяжелораненых. Стирали и проглаживали использованные бинты, которых так не хватало, перевязывали ими раны. Медсестры убирали палаты, читали раненым газеты, писали под их диктовку письма. И так каждый день, без выходных. Провожали вылеченных рядовых и офицеров. Не случайно раненые ласково называли медсестер "сестричками".

Медсестры делали все возможное и, казалось бы, невозможное для спасения раненых, что не предусмотрено никакими положениями и правилами. Недосыпая ночей, не успевая поесть, они вместе с врачами сражались за общую нашу победу. Тяжело завоевывалась победа на фронте, но и здесь, в тылу, она приближалась очень нелегко.

Медсестра М.М. Кутепова из эвакогоспиталя №2041/5399 отмечена орденом Отечественной войны II степени и значком "Отличник здравоохранения". В упомянутом уже музее "Крепость" имеются ее фото, медицинские инструменты, коробка для шприцев и иголок, халат медицинский, ручка с пером тех лет. Все это стало реликвией, вещественной памятью о битве за жизнь раненых воинов.

О заслугах медсестры Е.Я. Платкиной (эвакогоспиталь №2006) убедительно говорит ее награда - тоже орден Отечественной войны II степени. Такой же награды и многих медалей удостоена старшая медсестра Г.Л. Виноградова. Ее называли "Леонидовной". А было от роду "Леонидовне" весной 43-го немногим более 16 годков. Возраст ее напарниц тоже не превышал 16-17 лет.

В каждом госпитале были свои кутеповы, платкины, виноградовы, вынесшие на девичьих и женских плечах огромную тяжесть войны и внесшие колоссальный вклад в ее победное завершение.

В годы войны очень многие кисловодчане стали донорами. Лечение раненых требовало большого количества крови. И люди безвозмездно отдавали свою кровь, большинство впервые. Донорство было не подвигом, а обычным явлением. Немало медсестер наряду с выполнением своих обязанностей становились еще и донорами. Медицинская сестра Л.Ф. Медведева (Осипенко) вспоминает: "Приходил наш хирург эвакогоспиталя №2047 Гнилорыбов, говорил: "У меня на столе сейчас парень умрет, нужна кровь". И я шла, ложилась рядом на прямое переливание: В сорок четвертом году мы с медсестрой Павловой первыми на Ставрополье получили удостоверения доноров союзного значения".

Своего рода рекордистом стала Р.Ф. Колоянц-Сиденко из эвакогоспиталя №4226, располагавшегося в санатории "Нарзан". Она сдала 250 литров крови. Ее подвиг отмечен государственными наградами, 40 раз ей присваивали звание "Почетный донор" и четыре раза "Почетный донор СССР" всех трех степеней.

45 литров крови сдала в годы войны уборщица пункта переливания крови Е.В. Артамонова. Звания "Почетный донор СССР" удостоены К.И. Прищенко, работница нарзанного завода В.И. Перегудова (за 11 месяцев сдала 12 литров крови), Т.И. Шевченко (за год с небольшим - почти 19 литров), другие кисловодчанки. За время войны жители города сдали свыше шести тонн крови, что позволило восстановить здоровье сотням и сотням рядовых и командиров.

Невероятно тяжелая обстановка в госпиталях сложилась в начале августа 1942 года в связи с наступлением немецких войск в районе Дона. Пришлось срочно эвакуировать раненых. Автомашин не хватало. Поэтому многих раненых несли на руках до вокзала. Недоставало и подвижного состава. Отправляли в первую очередь тяжелораненых, в основном в Закавказье и Среднюю Азию. Те же, кто мог самостоятельно передвигаться, с утра 5 августа вместе с начальниками эвакогоспиталей направились пешком в сторону Нальчика и по Военно-Грузинской дороге в Тбилиси. Каждый раненый был снабжен одеялом, матрацным мешком, суточным запасом сухого пайка. Руководители госпиталей выделили также подводы, груженные продуктами и медикаментами. Немало недолечившихся раненых уходили с отступающими воинскими частями в партизаны.

Примерно 1700-1800 тяжелораненых 8 августа разместили в трех железнодорожных эшелонах. Кроме того, несколько сот воинов с проникающими ранениями в грудь, череп, брюшину и т.д. вообще не удалось разместить в вагонах. Какую-то часть раненых не сумели вывезти из госпиталей. А в ночь на девятое враг подверг город массированной бомбардировке. Бомбы и снаряды разрывались и в районе вокзала. Немцы взорвали мост через реку Подкумок. Путь к эвакуации был отрезан.

Не установлено точное число оставшихся в Кисловодске раненых, их документы для сокрытия уничтожались. Большинство исследователей называют цифру, превышающую 5600. В нее входят и раненые, прибывшие из Пятигорска, Микоян-Шахара и Черкесска, а также возвратившиеся в город из числа организованно ушедших. Остались в оккупированном городе и несколько сот врачей и медсестер. Чувство долга и высокой гражданственности не позволяло им бросить раненых и пешком уйти из Кисловодска. Это был подвиг.

Началась битва за жизнь и здоровье раненых в условиях фашистской оккупации. Битва, не имеющая аналогов, беспрецедентная, требовавшая громадного мужества, самопожертвования, изобретательности, быстрой выработки навыков, работа в условиях подполья. Ведь за лечение воинов Красной армии - расстрел, за их сокрытие и оказание какой-либо помощи - расстрел.

Прежде всего требовалось незамедлительно разместить раненых. Врачи Ф.П. Ковтун, И.Д. Уткин, С.А. Саркисьян, М.Р. Семенихина, Л.Н. Немсадзе и другие создали инициативную группу по организации на базе карачаевской больницы, санаториев имени Семашко и имени Сталина больницы Красного Креста на тысячу коек. На крыше санатория имени Семашко даже укрепили белое полотнище с красным крестом.

Делали все возможное, чтобы представить госпитали больницами, а раненых - гражданскими лицами. Еще до прихода захватчиков в город врачи переписали истории болезни раненых. Боевые раны в них заменяли бытовыми травмами, ставили диагнозы переломов, опухолей, различных инфекционных и желудочных заболеваний, туберкулеза и т.д. "Больные" обрели гражданские профессии, превратились в рабочих, колхозников, служащих, не было среди них ни коммунистов, ни комсомольцев, евреи стали кавказцами. Специальная группа сжигала документы раненых, принадлежащие им фотографии, письма, уничтожала комсоставское обмундирование, закапывала в тайники ордена и медали. В результате на временно оккупированной фашистами территории удалось создать подпольный госпиталь Красной армии.

Начальник местного гестапо Вельбен вместе с помощниками лично проверил больницу Красного Креста. Инспекция прошла довольно гладко. Учитывая многонациональный состав населения Кисловодска, захватчики пытались представить себя лояльными по отношению к международным соглашениям о ведении войн. На деле же они проводили политику массовых репрессий против раненых и гражданских лиц, уничтожая их за пределами Кисловодска. А больницу Красного Креста вскоре ликвидировали. Об этом далее.

В подпольном госпитале в считанные дни было сделано 106 операций, из них 55 сложных. Крайне тяжелое положение сложилось с обеспечением раненых продовольствием. Сохранившиеся в санатории Семашко запасы муки, крупы, сахара, жиров и других продуктов быстро иссякли. Вскоре оккупанты взяли под контроль пригородные хозяйства, снабжавшие больницу овощами, молоком, мясом. Они посадили раненых на голодный паек.

Врачи бросили клич: "Раненым нужна помощь! Требуются хлеб, молоко, овощи, фрукты! Нужны заботливые руки!". В больницу приходили сотни женщин. Они делились с "больными" скромными запасами продуктов, ограничивая себя во многом. Медики ухитрились создать пекарню, в которой производился обмен муки на хлеб, а припек шел в пользу раненых.

По мере выздоровления людей выписывали, снабжая их справкой о полной нетрудоспособности. Врачи настоятельно рекомендовали им направляться из города в станицы, села, аулы, многие ушли к партизанам. Горожане снабжали их штатской одеждой.

Вскоре немцы решили закрыть больницу, а в ней разместить свой госпиталь. Героическая эпопея больницы Красного Креста длилась 72 дня. Но эти дни подпольного госпиталя Красной армии годам равны. Героически сражались против местного гестапо советские воины в белых халатах. Все это время врачи, медсестры, санитарки работали из патриотических побуждений, без какой бы то ни было заработной платы.

Оставшихся в больнице раненых захватчики решили отправить в Житомир. На верную смерть. Тогда врачи стали выписывать всех, кто мог передвигаться. Недолечившиеся воины размещались кто где мог. Осталось 350 тяжелораненых. Их специальным эшелоном направили в Житомир. Но прибыли ли они туда, неизвестно. Некоторые раненые сбежали из фашистского поезда. Эшелон добровольно сопровождали несколько врачей и медсестер. Среди них была фельдшер Н.Ф. Лысова. Она впоследствии рассказала, что ослабевших раненых немцы расстреливали, а ее отправили во Францию для работы на угольной шахте. Там связалась с местным подпольем, пыталась бежать, но ее поймали, истязали. Затем ей все же удалось попасть к партизанам. А после Победы возвратилась на Родину.

С начала оккупации большое число раненых разобрали по домам жители Кисловодска. Численность их пополнялась за счет выписавшихся из больницы, а также кое-как устроившихся. Горожане выдавали их за мужей, сыновей, братьев, близких родственников. Были и такие, кто вообще "хоронился", жил в подполье. А в городе действовал комендантский час, днем и ночью улицы патрулировались оккупантами. Время донесло до современников имена кисловодчан, не испугавшихся возмездия фашистов.

Е.А. Кузнецова во время оккупации укрывала пятерых красноармейцев, Р.Г. Арцишевич спасла жизнь старшего лейтенанта И.Д. Джевалова, кисловодчанка М.И. Оганесова сохранила жизнь троих воинов: С. Береловича, А. Маркарьянца, М. Арутюнова. Проживавшая с тремя малолетними детьми в доме 34 по ул. Калинина Анна Борисовна Синенко разместила 15-летнего юнгу Черноморского флота Анатолия Колодяжного и его четырех госпитальных товарищей. У себя дома выхаживали раненых М.К. Большова, Д.И. Головина, М.В. Замчалко, Н.М. Херсонская и многие другие патриоты. Как же непросто было им прокормить раненых в страшные голодные дни оккупации.

Разместившихся у горожан раненых обслуживала специально созданная группа медиков во главе с врачом М.Е. Гонтаревым. Профессор Т.Е. Гнилорыбов и другие врачи тайно ходили с медицинскими инструментами и лекарствами по известным им адресам. При необходимости делали и операции в домашних условиях. Лечили бойцов и командиров Красной армии, ставили их на ноги, помогали уйти в горы, в партизанские отряды. Многие выздоровевшие перебирались за линию фронта к своим.

В битве за жизнь и здоровье раненых советских воинов отважные медики понесли немалые потери. От рук фашистов только в Минеральных Водах погибли 117 медицинских работников-кисловодчан. Среди них профессор Баумгольц, видные врачи Дрибинский, Сокольский, Чацкий, Шварцман и другие. Зверски расправились фашисты с семьей великолепного хирурга Михаила Ильича Кауфмана, работавшего в больнице Красного Креста. Врач под пыткой в гестапо не выдал лечившихся в ней раненых воинов и партизан. Тогда подвергли изощренным пыткам его жену Маргариту Робертовну, дочь Зинаиду Михайловну Перекрестову и еще ребенка - внука Виктора. Затем всех их расстреляли. Также расстреляли известного в Кисловодске терапевта Фаинберга, его жену и дочь.

За пять месяцев оккупации фашисты расстреляли две тысячи евреев, в том числе детей, стариков, женщин. Более трехсот кисловодчан - русских, армян, евреев, карачаевцев зверски были расстреляны вблизи города у горы Кольцо. Всего же захватчики расстреляли и замучили свыше трех тысяч кисловодчан. Среди них более 400 детей.

Изгнанные 10 января 1943 года из Кисловодска захватчики нанесли городу громадный материальный урон. Оккупанты оказались еще и грабителями. Они вывезли в Германию из госпиталей и санаториев ценнейшее медицинское оборудование, картины, ковры, мебель, взорвали электростанцию, нарзанный завод, сожгли хлебозавод и мясокомбинат, уничтожили 14 библиотек.

Таков итог оккупации города фашистскими варварами.

Сразу после освобождения Кисловодска началось второе формирование госпиталей. Восстанавливали их работники санаториев, горожане. Всего три месяца потребовалось им, чтобы Кисловодск снова стал городом-госпиталем и смог принимать раненых. И это при нехватке самого необходимого. Уже через несколько дней после изгнания захватчиков сотрудники эвакогоспиталя №2042 (санаторий "Красный Октябрь") явились возрождать госпиталь. Не считаясь со временем, полуголодные, они в холод выполняли самую тяжелую работу. Весь ремонт проводился руками медперсонала. Самоотверженно трудились врачи С.Д. Багратова, Е.В. Ефремова, медсестры Е.Б. Аникеева, В.Г. Головко, Е.В. Богдан, Л.О. Рысакова, медрегистратор Г.Я. Исаева, санитарки А.В. Новикова, Е.В. Сологуб, М.В. Абакина и другие.

В марте пять госпиталей могли принимать раненых, а к маю их число достигло 39. До 1945 года в них прошли лечение около 280 тысяч раненых.

Эффективному лечению способствовала организация культурного досуга раненых. Лишь Кисловодская филармония в период войны дала в госпиталях пять тысяч шефских концертов. Нередкими гостями были здесь известные всей стране певцы, музыканты, мастера художественного слова:

Особенно радостно встречали школьников города. Они пели, плясали, декламировали, дежурили в палатах, писали под диктовку письма, помогали чистить картошку, мыли посуду, кормили с ложки. И лишь поздно вечером усталые возвращались домой, где их еще ждали тетрадки и книжки. Многим таким артистам было 12-14 лет. Это о них писал Роберт Рождественский:

Сорок трудный год.

Энский госпиталь...

Коридоры сухие и маркие.

Шепчет старая нянечка:

"Господи...

До чего же артисты

маленькие..."

Не все раненые могли вернуться в строй. Для таких в госпиталях были созданы курсы по обучению различным профессиям. Так, в госпитале, развернутом в санатории Наркомзема, инвалиды получали специальности счетовода, бухгалтера, слесаря, сапожника, портного. И в других госпиталях действовали профессиональные курсы.

После капитуляции фашистской Германии госпитали постепенно стали преобразовываться в санатории. Город-госпиталь снова стал городом-курортом. Лишь мемориальные доски на корпусах санаториев молча напоминают о подвиге медиков в трудной борьбе за жизнь и здоровье раненых воинов в годы Великой Отечественной. Они были установлены к 30-летию Победы, в 1975 году.

По прошествии 35 лет после окончания Великой Отечественной, 14 октября 1980 года, указом Президиума Верховного Совета СССР "За большую самоотверженную работу трудящихся города по лечению и восстановлению здоровья воинов Советской армии в годы Великой Отечественной войны, значительный вклад в развитие здравоохранения:" город Кисловодск награжден орденом Отечественной войны I степени. Так государство по достоинству оценило подвиг медиков и других жителей Кисловодска по восстановлению здоровья раненых воинов.

А 13 сентября 1997 года, в День города, в центре Кисловодска был открыт памятник "Медикам-героям Великой Отечественной войны", единственный в мире. Памятник представляет собой бронзовую фигуру сестры милосердия на фоне купольных ворот с крестом. Он символизирует мужество и самоотверженную борьбу медицинских работников за жизнь и здоровье людей. Автор памятника - вице-президент Российской академии художеств ректор Московского государственного института имени Сурикова академик А.А. Бичуков. Памятник сооружен на добровольно собранные средства. Сестра милосердия и впредь будет напоминать потомкам о вкладе героических медиков в Великую Победу.

Автор выражает благодарность заведующей Архивным отделом администрации города Кисловодска И.А. Васильевой и заместителю директора историко-краеведческого музея "Крепость" И.А. Лачинову за помощь в предоставлении документов и материалов по данной теме.

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011