Главная arrow Статьи arrow Как появился "Опыт"
Как появился "Опыт"


РАДИОИГРЫ "СМЕРША" В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Во время Второй мировой войны спецслужбы многих европейских государств освоили новую сферу противоборства - радиоэфир. На огромных пространствах от Туманного Альбиона до морозной России широкое применение получили особые контрразведывательные мероприятия - "радиоигры". {{direct_hor}}

Такими радиостанциями германская разведка снабжала диверсантов.
Фото из архива ФСБ России Советским спецслужбам в лице НКВД и Главного управления контрразведки "Смерш" удалось осуществить целый комплекс мер по стратегической дезинформации немецкой разведки и военного командования, перехвату каналов проникновения вражеской агентуры в тыл Красной Армии, внедрению своих зафронтовых агентов в германские разведывательно-диверсионные школы. В документах советской контрразведки такие специальные операции получили для обозначения заглавную литеру "Э" (по первой букве слова "эфир").

Чекисты начали "войну в эфире" с германскими спецслужбами зимой 1942 г. Первое время эту работу одновременно вели 4-е управление НКВД СССР под руководством П.А. Судоплатова, 1-й (немецкий) отдел 2-го управления, возглавляемый П.П. Тимофеевым, в составе которого функционировало специальное отделение по радиоиграм (начальник - Н.М. Ендаков). В радиоиграх с противником активное участие принимали и территориальные подразделения органов госбезопасности.

Книга почетного сотрудника госбезопасности полковника Дмитрия Петровича Тарасова была первой работой, на страницах которой в документально-художественной форме отечественному читателю было рассказано о "радиоиграх" советской контрразведки в 1942-1945 гг.: "Зачинателями радиоигр с использованием захваченных агентов-радистов разведывательных органов фашистской Германии, первопроходцами в этом важном деле, его организаторами являлись два замечательных, к великому сожалению, уже ушедших из жизни чекиста: начальник отдела центрального аппарата советской контрразведки генерал-майор (тогда майор госбезопасности с одним ромбом в петлицах) Петр Петрович Тимофеев и начальник отделения этого же отдела генерал-майор (тогда капитан госбезопасности с тремя шпалами в петлицах) Барышников Владимир Яковлевич... У Барышникова В.Я. было три заместителя, являвшихся руководителями направлений. Одним из них, возглавлявшим направление, занимавшееся использованием захваченных вражеских агентов с рациями, был ныне покойный Ендаков Николай Михайлович, бывший особист авиации, носивший по привычке летную форму с двумя шпалами в петлицах. В свои 32 года он заслужил репутацию бывалого человека, имевшего весомый опыт оперативной работы. Достаточно сказать, что в возрасте 27-28 лет (1936-1937 гг.) он занимал пост комиссара авиации республиканской армии в Испании... Первоначально в подчинении Ендакова Н.М. было два работника: автор этих строк - оперативный уполномоченный с тремя кубарями в петлицах, вскоре повышенный в должности до старшего оперуполномоченного, и оперативный уполномоченный Лебедев Иван Павлович... Летом 1942 г. в связи с увеличением объема работы группу пополнил еще один работник - оперативный уполномоченный Григоренко Григорий Федорович, 24-летний украинец, только что зачисленный в центральный аппарат контрразведки".

В ходе "радиоигр" сотрудники НКВД-НКГБ постоянно совершенствовали формы и методы борьбы с противником. В частности, большое внимание уделялось радиоконтрразведке и дешифровке полученных данных с использованием новейших оперативно-технических средств. Для фиксации работы агентурных радиостанций противника на территории, занятой советскими войсками, формировались специальные розыскные радиопеленгаторные группы. На активизацию этой работы и координацию действий всех советских спецслужб нацеливал приказ НКВД СССР № 00566 от 20 марта 1942 г., в котором говорилось: "...Учитывая необходимость усиления радиоконтрразведывательной работы, наркомам внутренних дел союзных и автономных республик и начальникам управлений краев и областей, где дислоцированы контрольно-слежечные радиостанции и пеленгаторные пункты, обеспечить тесную связь между 2 и 5-м спецотделами для использования расшифрованных материалов радиоперехвата в интересах контрразведывательной работы. В этих же целях обеспечить тесную связь вторых спецотделов с оперативными отделами и следственными частями... Кроме того, необходимо уделить серьезное внимание радиоразведывательным станциям и пеленгаторным пунктам и оказать необходимую помощь в их работе".

Война потребовала от руководства страны поиска качественно новых путей обеспечения государственной безопасности. Так, 19 апреля 1943 г. на базе Управления особых отделов НКВД СССР были созданы совершенно новые структуры, призванные обеспечивать безопасность в системе Вооруженных Сил: Главное управление контрразведки (ГУКР) "Смерш" Наркомата обороны СССР, Управление контрразведки "Смерш" Наркомата ВМФ СССР и Отдел контрразведки "Смерш" НКВД СССР. Центральным аппаратом "Смерша" являлось Главное управление контрразведки НКО, в составе которого образуются два отдела, на один из которых были возложены функции по розыску вражеской агентуры на территории Советского Союза и проведение радиоигр с использованием захваченных агентов-радистов противника, на другой - внедрение советских разведчиков в разведывательные и контрразведывательные спецслужбы Германии. Возглавили 3-й отдел ГУКР "Смерш" НКО СССР, в ведении которого было ведение радиоигр с противником, полковники Георгий Утехин и Владимир Барышников. Вместе с ними в борьбу в эфире вступили начальник 2-го отделения 3-го отдела подполковник Дмитрий Тарасов, его заместитель майор Иван Лебедев, старшие оперуполномоченные 3-го отдела - капитан Григорий Григоренко, майор Сергей Елин, майор Владимир Фролов и другие. Таким образом, с весны 1943 г. все радиоигры, кроме операции "Монастырь", оставленной за 4-м Управлением НКГБ СССР, были переданы в ведение "Смерша" НКО СССР. И с каждым годом войны ширились масштабы дезинформационных операций, улучшалась тактика проведения радиоигр.

По своим основным целям радиоигры, которые вели советские контрразведчики с немецкими разведывательными органами, можно разделить на следующие виды:

1) борьба с вражеской агентурой в прифронтовой полосе, задача которой - создание (с помощью захваченных или сдавшихся вражеских диверсантов) уверенности в активных действиях своих агентов в прифронтовой полосе, что рождало у противника известную самоуспокоенность и удерживало его от активных действий;

2) противодействие разведывательно-диверсионным действиям немецких агентов на транспортных коммуникациях СССР, в этом случае радиоигры были весьма эффективным способом создания у гитлеровского командования впечатления об активном действии своей агентуры в тылу противника, а чекистам позволяло фактически парализовать шпионскую деятельность;

3) борьба с германским шпионажем в промышленных центрах Урала и Сибири;

4) противодействие немецким шпионам и диверсантам за пределами СССР.

Организуя радиоигры, органы советской контрразведки ставили перед собой оперативную задачу - парализовать работу вражеских спецслужб по основным линиям их деятельности: ведению шпионажа в прифронтовой полосе и на основных транспортных коммуникациях страны (радиоигры "Опыт", "Загадка", "Находка", "Борисов", "Контролеры", "Лесники" и др.); стратегической разведке в промышленных районах Урала, Сибири и Средней Азии (радиоигры "Фисгармония", "Дуэт", "Патриоты", "Тайник" и др.); проведению на территории СССР диверсий и террористических актов против военных, советских и партийных руководителей (радиоигры "Подрывники", "Десант", "Туман" и др.); созданию в Советском Союзе так называемого "фронта сопротивления" или "пятой колонны" путем объединения различного рода антисоветского элемента и обеспечения его необходимым вооружением (радиогры "Монастырь", "Янус" и др.); организации вооруженных выступлений против Советской власти в национально-территориальных образованиях СССР (радиоигры "Арийцы", "Разгром", "Тростники" и др.).

В нескольких словах расскажем об одной из таких радиоигр. В ходе битвы под Курском УКР "Смерш" Центрального фронта и ОКР "Смерш" Орловского военного округа из районов Щигры-Курск-Брянск в 1943-1944 гг. провели успешную радиоигру "Опыт". Игра продолжалась с 17 мая 1943 по август 1944 года. Работа радиостанции легендировалась от имени разведгруппы германских агентов в количестве 3 человек (радиста "Шадрина", разведчиков "Юденича" и "Сурикова").

Агенты-парашютисты были выброшены в тыл Красной Армии в ночь на 8 мая 1943 г. в районе деревни Ключи около станции Касторное. Их задание состояло из трех частей. Во-первых, изучение дислокации воинских частей по маршруту Касторное-Курск-Льгов, мест сосредоточения техники и расположения штабов. Во-вторых, оценка состояния железнодорожных путей и мостов на магистрали Касторное-Курск-Льгов, движения воинских и других грузов по этому маршруту. В-третьих, узнать, минируется ли Курск и какие оборонительные работы проводятся вокруг него. Собранные сведения агенты должны были передавать немцам по портативной рации КВ-диапазона.

После приземления германские агенты вошли в Курск и добровольно явились с повинной в штаб воинской железнодорожной части, после чего были доставлены в УКР "Смерш" Центрального фронта. На следствии они дали подробные показания о характере полученного задания, известной им немецкой агентуре, выброшенной и подготовленной к выброске в тыл СССР, а также назвали технические данные по радиосвязи. В связи с этим радист группы "Шадрин" был перевербован (наш псевдоним - "Николаев") и включен в радиоигру.

Задача радиоигры - передача противнику военной дезинформации по указанию Генштаба Красной Армии и проведение комбинаций по вызову на нашу сторону немецкой агентуры. Первый сеанс связи с противником был установлен 17 мая 1943 г., затем каждые два-три дня радиостанция выходила в эфир и передавала радиограммы с дезинформацией, преследовавшей цель скрыть от германского командования готовившееся наступление Красной Армии в районе Курска. В соответствии с планом радиоигры в шифровках, адресованных немцам, указывалось, что в сторону линии фронта проходят эшелоны со строительными материалами, бронеколпаками, колючей проволокой и другими средствами, необходимыми для обороны, а в тылу фронта местные жители и саперы роют окопы, противотанковые рвы, строят блиндажи, доты и другие оборонительные объекты. Относительно сосредоточения войск и военной техники передавались незначительные данные.


Бланк радиограммы германской разведки.
Фото из архива ФСБ России 12 июля 1943 г. от немецкого "центра" было получено задание: сообщить сведения о наличии артиллерийских позиций в районе слияния рек Неруч-Зуша. Воспользовавшись этим обстоятельством, решили вывести из радиоигры напарников радиста, а затем, создав обстановку трудности работы радиста в одиночку, вызвать другого немецкого агента. Одновременно решалась и другая задача - снижение активности работы радиорезидентуры противника.

Учитывая, что необходимый район находился на удалении 150 км, в "центр" сообщили, что оба разведчика отправились на задание и не вернулись. Таким образом, противник был поставлен перед необходимостью срочного оказания помощи радисту. 9 августа 1943 г. обещанный немцами курьер явился на встречу и был арестован (агент "Подкопытов", награжден гитлеровцами бронзовой медалью "За храбрость"). В связи с тем что в этот период на фронте происходили активные наступательные действия Красной Армии, на фронт шли новые людские ресурсы, перебрасывалось много боевой техники, Генштаб, чтобы не поставить игру на грань срыва, посчитал целесообразным умышленно тормозить работу радиоточки. В "центр" передали, что встреча с курьером не состоялась, и по-прежнему легендировали сложные условия работы радиста, поменяв место дислокации радиостанции.

Из поступавших от немцев радиограмм было видно, что противник крайне заинтересован в скорейшем получении сведений о положении в данном районе. После того как от немцев была получена радиограмма о прибытии курьеров в район встречи, для их задержания была выслана опергруппа в количестве 6 человек. Мероприятиями по захвату предусматривалось перед задержанием получить от курьера интересующие контрразведку сведения о его задании, инструкциях и возможных условиях для передачи радиограммы об успешном прибытии. В роли радиста выступил начальник 2-го отделения 2-го отдела УКР "Смерш" Центрального фронта капитан Мурзин. Встреча произошла в условленном месте. На вопрос Мурзина: "Вы не от доктора?" - неизвестный в форме старшего сержанта (агент "Марченко") ответил: "Привет от доктора". В ходе беседы с прибывшим было установлено, что два парашютиста (другой ждал на окраине села) были выброшены в ночь на 23 августа. В задачу агентов входила встреча с радистом, передача ему пакета с деньгами, продуктами и питанием для рации. Продолжая разыгрывать роль радиста, Мурзин вместе с немецким агентом и бойцом, выступившим в роли напарника радиста, встретился с другим курьером (агент "Мамонтов").

После продолжительного разговора с курьерами и выяснения всех интересовавших контрразведку сведений вновь прибывших по одному направили на разные квартиры и арестовали. А противнику сообщили о благополучном прибытии курьеров и потери ими груза. По дальнейшей легенде в "центр" передали, что один из курьеров ушел в сторону линии фронта. Одновременно противнику продолжали посылать радиограммы с дезинформацией, подготовленной начальником Разведуправления Красной Армии генерал-полковником Ф.Ф. Кузнецовым. Время от времени противнику также сообщались дезсводки о движении воинских эшелонов по дороге Брянск-Гомель, одновременно просили прислать питание для рации, фиктивные документы и продукты питания. 27 февраля противником с самолета был выброшен контейнер с документами, деньгами (100 тысяч рублей), питанием для рации и обмундированием. В дальнейшем легендировалось создание активной шпионской резидентуры в г. Брянске, однако развить ее не удалось по причине прекращения радиосвязи с "центром" из-за плохой слышимости.

Всего за период радиоигры противнику было передано 92 радиограммы, получено - 51. Были вызваны на нашу сторону и обезврежены 3 немецких агента. Агент "Шадрин" за успешную работу из-под стражи освобожден и указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1943 г. награжден орденом Отечественной войны II степени. Остальные агенты Особым совещанием при НКВД СССР были приговорены к различным срокам наказания (от 10 до 20 лет).

После Курской битвы стало обычным явлением, что советское фронтовое командование обращалось к органам ГУКР "Смерш" с просьбой создать чекистскими методами условия, необходимые для успешного проведения боевых операций. Эффективную помощь радиоигры оказывали в деятельности советской контрразведки по розыску агентуры спецслужб Германии, заброшенной в прифронтовую полосу и глубокий тыл. Одну из таких операций приводит историк спецслужб А.В. Разин: "Широкомасштабная операция по розыску и ликвидации глубоко законспирированной сети резидентур немецкой и финской разведок, а также буржуазных националистических организаций была начата в Эстонии после захвата и разоблачения 24 сентября 1944 г. агентов-радистов кенигсбергской разведшколы. В процессе следствия было установлено, что все они должны были обеспечить радисвязью... разведывательно-диверсионные группы и вооруженные националистические банды. По замыслам противника эти оставленные на оседание в республике группы, получив единый для всех радиосигнал, должны организовать мятежи и одновременные подрывные действия по всей Эстонии.

Для выявления созданной абвером подпольной сети органами госбезопасности был успешно использован метод "цепочки". Его суть состояла в создании во главе с сотрудником контрразведки легендированной оперативно-розыскной группы, в состав которой входили перевербованные агенты-радисты, не успевшие еще выйти на связь с подпольем. Эта группа "связников", располагая рекомендательными письмами, адресами и паролями, согласно замыслу операции по "цепочке" направлялась на вступление в контакт с резидентами абвера. "Связников" сопровождала на определенном удалении чекистско-войсковая группа, которая по их сигналу производила операцию по захвату агентов противника. Этот метод позволил органам военной контрразведки только на первом этапе операции раскрыть три резидентуры абвера. В последующем более широкое использование данного метода в сочетании с другими агентурно-оперативными и следственными мероприятиями позволило ликвидировать большую сеть резидентур немецкой и финской разведок в Эстонии.

Одновременно оперативная группа отдела контрразведки "Смерш" Балтийского флота под руководством генерала В.В. Виноградова провела недалеко от Таллина операцию по захвату нелегальной переправы и аресту более 50 буржуазных националистов и пособников фашистов, намеревавшихся бежать в Швецию и Финляндию".

Однако главной целью радиоигр все же стало оказание реальной помощи Красной Армии на полях сражений, что достигалось путем систематической передачи врагу военной дезинформации (радиоигры "Двина", "Узел", "Знакомые", "Развод", "Бурса", "Явка", "Танкист" и др.). Продвижение стратегической дезинформации в немецкие разведцентры сотрудники 3-го отдела ГУКР "Смерш" осуществляли в тесном контакте с руководством Генерального штаба РККА в лице А.М. Василевского, А.И. Антонова, С.М. Штеменко, а также начальника Разведывательного управления Красной Армии Ф.Ф. Кузнецова. Передача в эфир военной дезинформации проводилась только после утверждения Генштабом текстов радиограмм, подготовленных контрразведчиками с учетом почерка каждого агента и легенды о его разведывательных возможностях.

Специфические условия ведения войны в эфире требовали от контрразведки четкого и непрерывного взаимодействия со штабами и частями ПВО, которые давали ценную информацию о полетах авиации противника. Использование радиоигр с противником позволило советской контрразведке широко применять разного рода агентурные комбинации по перехвату каналов и линий связи немецкой разведки, выявлению и нейтрализации агентуры противника, внедрению советских разведчиков в разведшколы абвера и СД. Установление радиоконтакта с противником и дальнейшие оперативные мероприятия в ряде случаев позволяли вскрывать и стратегические планы германского командования. На немецкую разведку и контрразведку обрушилась колоссальное количество умело подготовленной и выверенной дезинформации, значительно снизившей эффективность разведывательно-диверсионной работы противника. Кроме того, в ходе радиоигр Лубянка получала ценную информацию об особенностях работы немецкой разведки, что способствовало эффективной организации противодействия врагу, прежде всего в работе по розыску заброшенной агентуры противника.

За годы Великой Отечественной войны органы безопасности пресекли подрывную деятельность нескольких тысяч агентов германских спецслужб; в ходе котрразведывательных операций у противника была захвачена 631 радиостанция, более 80 из которых использовались в радиоиграх с абвером и СД для передачи дезинформации, захвата агентуры противника. Активное противодействие советских спецслужб фактически парализовало немецкие разведорганы. Огромные материальные ресурсы, выделенные для разведывательно-подрывной деятельности против СССР, были потрачены безрезультатно. Показательным примером может являться сорванная Лубянкой попытка организовать покушение на Сталина осенью 1944 г. Только на подготовку этой операции VI управление РСХА "выбросило на ветер" два миллиона рейхсмарок. Словом, ни один крупный замысел вражеской разведки не являлся тайной для чекистов.

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011