Главная arrow Статьи arrow Заказной полет Руста
Заказной полет Руста


КТО ОРГАНИЗОВАЛ СМЕНУ РУКОВОДСТВА МИНОБОРОНЫ

Полет Матиаса Руста 29 мая 1987 года. Одни считают его символом бессилия позднего СССР (мальчишка пролетел через всю страну, а наша ПВО ни сном, ни духом!), другие не видят ничего особенного в том, что безвредный на вид самолет не был сбит еще в западной части страны. {{direct_hor}}


Фото: АР Журналист газеты «КоммерсантЪ», описывая сложные взаимоотношения внутри советского руководства в 1987-м, пишет: «Тут-то и подвернулся Матиас Руст, пролетевший на легкомоторном самолете Cessna-172 полстраны и приземлившийся на Красной площади». Еще более антисоветски настроенный писатель Игорь Бунич расценивал ситуацию примерно так же: «Манной небесной на Красную площадь, а вернее, на Горбачева свалился Матиас Руст – германский пилот, уверявший, что под спор обязался посадить свой спортивный самолет у храма Василия Блаженного. Это дало возможность разогнать всю верхушку Вооруженных Сил страны, предварительно ошельмовав ее в печати, чего не случалось со времен 1937 года».

Но дело в том, что Руст «подвернулся» далеко не случайно.

Начнем с того, что с 1986 года откровенно прозападная политика Горбачева вызывала все большее недовольство советских военных. В октябре того года на встрече в Рейкьявике в первый же день Горбачев удивил американскую делегацию тем, что внес в число сокращаемых двумя странами ракет советские ракеты Р-36М (обозначение США – SS-18) – лучшие советские МБР, не имевшие аналогов в США и принятые на вооружение сравнительно недавно (первый полк, оснащенный этими ракетами, был развернут 24 декабря 1974 г.). Теперь же их число сокращалось вдвое – с 308 до 154. Более того, стремясь сделать приятное американским оппонентам (которые для него все больше становились партнерами), Горбачев распорядился в рамках отведенных каждой стороне 1600 носителей ядерного оружия и 6000 ядерных зарядов приравнять советскую МБР с моноблочной боевой частью к американскому бомбардировщику, несшему 24 ядерные ракеты, что позволяло США почти в 1,5 раза превосходить нашу страну по числу ядерных зарядов и оставаться при этом в рамках подписанного договора.

Гораздо хуже дело обстояло с ракетами малой и средней дальности «Темп-С» (SS-12) и «Ока» (SS-23). Поскольку аналогичных ракет на Западе не было, для них был специально выдуман неуклюжий термин «меньше среднего радиуса» (в США средним радиусом считалась дальность 1000–5500 км, соответственно «меньше среднего радиуса» – от 500 до 1000 км, а у наших ракет дальность составляла соответственно 900 и 400 км). Но в апреле 1987 г. в ходе предварительных переговоров с прибывшим в Москву госсекретарем США Шульцем Горбачев снова неожиданно для американцев согласился включить в будущий договор о сокращении ракет средней дальности и формально не считавшиеся таковыми ракеты «Темп» и, что особенно печально, не подпадавшие даже под определение «меньше среднего радиуса» ракеты «Ока», принятые на вооружение лишь в 1980 г. Что характерно, никаких ответных шагов от американцев Горбачев даже не попытался добиться! Зато ликвидации подлежали 650 ракет Р-36М «Пионер» и 509 ПУ к ним, 726 ракет «Темп-С» и 135 ПУ (плюс 52 пусковых комплекса устаревших ракет средней дальности Р-12), 239 ракет «Ока» и 102 ПУ к ним, а также еще неразвернутые пусковые установки для крылатых ракет наземного базирования РК-55.

Естественно, такое вольное обращение с обороноспособностью страны и бездумное швыряние на ветер огромных средств, потраченных на разработку и производство сокращаемых ракет, совсем не радовали многих в советском руководстве. Кроме того, как позже вспоминал посол СССР в США Анатолий Добрынин, «особое недовольство вызывала деятельность Шеварднадзе (в то время – министр иностранных дел СССР. – Прим. Е. К.), который, по их убеждению, проявлял чрезмерную готовность уступать американцам. Дело стало принимать порой характер открытых стычек на Политбюро между министром обороны маршалом Соколовым и Шеварднадзе. Более того, работа совместной рабочей комиссии представителей Министерства обороны и Министерства иностранных дел, созданной для разработки позиций к переговорам с США по разоруженческим вопросам, стала все чаще и чаще заходить в тупик».

Взаимное недовольство росло, и у западных аналитиков, специализировавшихся по СССР, могли появиться основания полагать, что советские военные, выполняя свой долг перед Родиной, прибегнут к такому нехарактерному для нашей страны инструменту, как военный переворот.

И тут очень своевременно случился знаменитый скандал, когда 29 мая 1987 года небольшой одномоторный спортивный самолет, которым управлял летчик-любитель из ФРГ Матиас Руст, пересек советскую границу и долетел до Москвы. Естественно, он был обнаружен, но сбивать его не стали, потому что было ясно, что никакой угрозы легкий самолет не представляет, особенно после прохода им точки невозврата. После поднявшейся в мире шумихи по поводу сбитого советскими силами ПВО в 1983 году южнокорейского «Боинга» и в свете «нового мЫшления», отдать приказ сбить «Цессну» желающих не было. Руст совершил сенсационную посадку на Красной площади.

В субботу 30 мая было созвано внеочередное заседание Политбюро, на котором маршал Соколов подвергся резкой критике. Горбачев говорил о серьезности положения в армии, о том, что руководство Министерства обороны болезненно воспринимает поворот партии в сторону перестройки и нового мышления и что это положение надо решительно исправить. Он поставил вопрос не только об усилении политической ответственности военных, но и о необходимости срочного укрепления руководства Минобороны.

Затем, обращаясь к министру обороны Соколову, он сказал: «Сергей Леонидович, я не сомневаюсь в вашей личной честности. Однако в сложившихся обстоятельствах я на вашем месте подал бы в отставку». Что Соколов и сделал.

Вместо Соколова министром обороны был назначен генерал Язов, который в этот момент занимался в Министерстве обороны кадровыми вопросами и был, естественно, тесно связан с аппаратом ЦК КПСС, зато вопросами переговоров с американцами по проблемам разоружения не занимался и вообще был далек от этого.

Итак, ситуация с советской стороны ясна. А кем был Матиас Руст на май 1987 года? Родился в 1968 году недалеко от Гамбурга в семье бизнесмена, продававшего те самые самолеты «Цессна», потому с юности умел летать на них. Только в 1986-м он несколько раз летал на Шетландские и Фарерские острова. Полеты над океаном вне видимости земли не считаются простыми, и опыт самолетовождения по приборам у Руста был приличный.

Вместо того, чтобы учиться и затем унаследовать бизнес отца, 19-летний немец занимается откровенной ерундой – дальними перелетами на легком самолете, которые не приносят ни денег, ни известности. Несомненно, знание матчасти и личное участие в тестовых испытаниях – дело полезное для будущей торговли самолетами, но еще полезнее знание маркетинга, налогового и трудового законодательства и прочих вещей, которые нельзя узнать в ходе полета на Шетландские острова. Мне не удалось найти сведения, что именно отец Руста оплачивал эти упражнения своего сына, в силу чего могу предположить, что существовал еще один источник финансирования.

Личностью Руст был, как это сейчас принято говорить, неадекватной: в 1989-м его осудили на 2,5 года за неумышленное убийство медсестры, которая отказалась идти с ним на свидание. В 90-х перешел в индуизм и в Индии по индуистскому обряду женился на дочери богатого торговца чаем из Бомбея. В 2001-м в гамбургском универмаге он украл кашемировый свитер.

Неуравновешенный молодой человек без определенных занятий на непонятно откуда взявшиеся деньги готовится к несанкционированному полету в Москву, нарушая тем самым сразу по несколько законов четырех государств. В каком случае это возможно? На мой взгляд, только в одном – если его действиями руководит куратор из внешней разведки, уверивший своего подопечного в необходимости такого поступка. Именно это допущение объясняет все логические нестыковки в мотиве полета Руста и последующей реакции на него и ставит Руста, как подходящее орудие в умелых руках, в один ряд с Бутом, Богровым, Николаевым, Освальдом, Сирханом и Агджой.

Подведем итог. Перспективному, с западной точки зрения, генсеку Горбачеву мешали высокопоставленные военные. Законных поводов избавиться от них не имелось. Единственный возможный выход для американцев в условиях СССР 1986–1987 годов – опорочить руководство армии в глазах главы государства, позволив далее Горбачеву действовать самостоятельно, ибо было ясно, что реакция этого импульсивного, капризного и недалекого человека будет хоть и труднопредсказуемой в деталях, но однозначно беспощадной. Таким, надо полагать, было стратегическое решение, а затем началось решение тактических вопросов: выбор способа компрометации, выбор человека-инструмента для этого. Последним и стал любитель полетов на легких самолетах Матиас Руст.

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011