Главная arrow Статьи arrow Полет длиною в жизнь
Главное меню
Главная
Галерея
Поля/Услуги
Контакты
Гостевая
Статьи
Амуниция
Новости
Интересное
Партнёры
О войне
Военные действия
Статьи о войне
Полезные ссылки
Армия
Военная история
Оборона и безопасность
Оборонка
Оружие
Полет длиною в жизнь


100 ЛЕТ НАЗАД РОДИЛСЯ ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ КАМАНИН

Имя легендарного летчика Н.П. Каманина, участвовавшего в спасении челюскинцев, а впоследствии генерал-полковника авиации, помощника главкома ВВС по космосу хорошо известно не только в нашей стране, но и за рубежом. В этом году мы отмечаем его столетие. Датой его рождения считается 18 октября 1908 года. Но, наверное, не все читатели знают, что на самом деле он родился на год позже - в 1909-м, а в метрике подправил год, потому что был одержим мечтой о полетах. И поступить в летное училище хотелось как можно раньше, не теряя драгоценного времени, что и было сделано благодаря этой небольшой, почти незаметной глазу поправочке. {{direct_hor}}

Николай Петрович Каманин.
Фото ИТАР-ТАСС В наши дни, начиная с 90-х, стало модно, а иногда и престижно огульно и с размахом охаивать все, что было связано с теми временами, когда наша страна еще называлась Советским Союзом: и во главе ее стояли не те люди, и не так управляли, и не то и не так строили, и не тому учили, и не так воевали. Да, в истории любого государства всегда можно найти какой-либо негатив и изъян - иначе просто не может быть! Государства, как и люди, априори не могут быть только безоблачно-идеальными или беспросветно-плохими.

Так вот, готовя эту статью и прочитав большое количество материалов по теме, книги и воспоминания самого Н.П. Каманина, его коллег по службе и работе, публикации его сына, Льва Николаевича, я прониклась твердым убеждением, которое хотелось бы донести и до всех читателей газеты: в "плохой" стране не могли бы взрасти такие замечательные, самоотверженные и героические люди! В "неправильной" стране сын сапожника и прачки из маленького городка Меленки ныне Владимирской области не мог бы стать высокопрофессиональным летчиком и дослужиться до генерал-полковника.

ИКАР ИЗ МЕЛЕНКОВ

Желание служить на благо Отечества, стремление быть лучшим и первым, дух нестяжательства, высокой духовности и ответственности за порученное дело, видимо, начали формироваться у Н.П. Каманина еще в детстве, во многом под влиянием личности отца. Несмотря на то что дед, крепкий мужик, добился купеческого звания и старался приумножить свое состояние, иметь побольше работников, чтобы нажиться на них, отец Николая Петровича выбрал иной путь. Он ушел из дома отца, получил образование, а вместе с ним - революционный дух, жажду борьбы за переустройство общества. Затем вступил в партию большевиков, а после Октябрьской революции был избран в уездный Совет. Большая семья, в которой было десять детей, жила трудно, но всегда честно, по совести.

Детство вспоминалось как цепь трудных испытаний, как сплошная борьба и постоянный труд. Но оно было дорого потому, что каждая радость и победа были выстраданы, взяты с боем, завоеваны. А, как известно, что достигнуто самим человеком, без чьей-либо помощи, протекции особенно ценно и дорого. Вспоминая эти годы, Н.П. Каманин писал: "У каждого поколения - свое детство, по-своему примечательное. Но мне кажется, что детство моего поколения, прошедшее на рубеже двух эпох, самое лучшее и значительное из всех предшествующих. Ведь на наших глазах произошло крушение старого мира и мы начали строить новую жизнь".

Уже в школе он твердо решил стать летчиком. С большим интересом ходил в кружок Общества друзей Воздушного флота, где изучали книги по авиации и зачарованно слушали рассказы о боевых подвигах летчиков в годы Гражданской войны. Откликнувшись на всенародный призыв "Трудовой народ, строй Воздушный флот!", без раздумий внес в общий котел на авиацию заветный серебряный полтинник.

В 1927 году по комсомольской путевке, пройдя строгий отбор - из десяти желающих отбирался только один, Н.П. Каманин поступил в Ленинградскую военно-теоретическую летную школу, которую в обиходе между собой шутливо называли "теркой".

Система обучения летному искусству в те годы была иная, нежели в наши дни: один год будущие военные летчики овладевали теоретическими знаниями, а затем переходили в другое летное училище, где уже получали практические навыки управления самолетом. Поэтому через год, в 1928-м, Н.П. Каманин поступил во 2-ю Борисоглебскую военную школу летчиков. В стенах этой известной школы (одного из первых военных учебных заведений советского воздушного флота), созданной в 1922 году, получили подготовку немало прославленных летчиков. В первом потоке курсантов учился легендарный Валерий Чкалов. А товарищами Каманина по учебе были юноши, ставшие впоследствии непревзойденными воздушными асами, генералами и маршалами авиации, Героями Советского Союза, имена которых настолько известны, что не нуждаются в комментариях - В.К. Коккинаки, Н.С. Скрипко, Ю.В. Грачев, А.С. Благовещенский.

После окончания учебы Н.П. Каманин получил назначение на Дальний Восток, в 40-ю авиационную эскадрилью имени В.И. Ленина под командованием И.И. Карклина, переведенную в город Спасск из Липецка. Он был зачислен в первый отряд этой части, которая к тому времени уже имела славную историю.

В то время между СССР и Китаем разгорелся вооруженный конфликт вокруг Китайско-Восточной железной дороги. Каманину очень хотелось применить полученные в авиашколе знания на практике, приняв участие в боевых действиях. Он так спешил, что даже отказался от полагавшегося месячного отпуска. Но, к его разочарованию, когда он добрался до места службы, конфликт удалось разрешить.

Каманин запомнил свой первый боевой самолет - Р-1, простенький, деревянный биплан, на борту которого по традиции тех времен красовалась надпись "Донской рабочий", - на всю жизнь. Самолет Р-1 в те времена считался трудным и "строгим", как впоследствии и МиГ-3, требовал твердых навыков в технике пилотирования и ошибок не прощал. Того, кто успешно осваивал Р-1, считали перспективным летчиком.

Продолжая и умножая славные традиции героев Гражданской войны, Каманин вместе с другими летчиками осваивал пилотаж, овладевал мастерством воздушного боя, отрабатывал боевые задачи. До предела было спрессовано учебное время и в дни наземной подготовки: работа на матчасти, тренажи, строевая подготовка, стрельба, изучение новой техники. Каждая минута была посвящена тренировкам, совершенствованию умений и навыков.

В конце 20-х годов был принят целый ряд новых воинских уставов и наставлений, среди которых был и новый Боевой устав ВВС. Все это тоже надо было изучить и осмыслить, чтобы понять роль, место и задачи авиации в боевых действиях. Эта каждодневная кропотливая учеба пригодилась позже, когда началась Великая Отечественная война.

СПАСЕНИЕ ЧЕЛЮСКИНЦЕВ

Но еще до войны Н.П. Каманину представилась счастливая возможность проявить свое искусство летчика во благо других людей и прославления Отечества. Кто не слышал о легендарной операции по спасению челюскинцев в 1934 году? В составе этой легендарной операции по спасению участников полярной экспедиции О.Ю. Шмидта участвовал и Н.П. Каманин.

Когда 13 февраля 1934 года пароход "Челюскин", раздавленный льдами в Чукотском море, затонул и члены экспедиции оказались на дрейфующей льдине, была образована правительственная комиссия по их спасению. В возможность спасения многие специалисты не верили. Некоторые западные газеты писали, что люди на льду обречены и возбуждать в них надежды на спасение негуманно, это только усугубит их мучения.

Для спасения людей правительственная комиссия направила три группы самолетов с экипажами как гражданских, так и военных летчиков. В написанной впоследствии книге "Летчики и космонавты" Н.П. Каманин с гордостью подчеркивает, что, кроме двух "Флейстеров" и одного "Юнкерса", остальные самолеты были отечественными.

Двадцатипятилетнего Н.П. Каманина назначили командиром самой большой группы самолетов и летчиков. Это были военные летчики-дальневосточники на пяти самолетах Р-5. Сначала их было четверо: Каманин, Пивенштейн, Демиров, Бастанжиев. В авиаотряд входили также штурман и техники. Затем в отряд включили и гражданских летчиков, имевших опыт работы в полярных условиях, - Молокова и Фариха. Однако последнего Каманин отстранил от участия в экспедиции из-за недисциплинированности.

Перед летчиками отряда была поставлена задача: пробиться в ледовый лагерь челюскинцев и вывезти их на континент. Путь по воздуху к лагерю Шмидта по маршруту Олюторка-Майна-Пыльгин, бухта Провидения (через Анадырский залив)-мыс Уэлен составлял более 2000 км. В обычных условиях это не так уж и много. Но здесь надо было лететь в экстремальных условиях малоизученной Арктики, практически без информации о метеоусловиях, без сегодняшних радиомаяков и радиосвязи, без хороших топографических карт (на имевшихся у летчиков морских картах были просто нанесены очертания горных хребтов, над которыми предстояло лететь, без точного указания их высот). Не следует забывать и о тяжелейших погодных условиях: иногда летчикам приходилось лететь в сплошной облачности, при сильной болтанке, когда буквально за считанные секунды самолет терял сотни метров высоты, при ураганном встречном ветре. Случавшиеся поломки устраняли сами. В редких населенных пунктах приходилось самим добывать горючее для продолжения полета, проявляя смекалку и находчивость. Во время перелета из-за плохих погодных условий и поломок Демиров и Бастанжиев от группы оторвались.

В некоторых (заметим, редких) публикациях встречается упрек, что Каманин, дескать, отнял у Пивенштейна возможность прославиться, когда его самолет потерпел аварию и он пересел на самолет своего коллеги, приказав слить бензин из поврежденного самолета, оставив Пивенштейна для ремонта самолета. Но не следует забывать, что Каманин был военным командиром группы и не имел права по своей инициативе передавать кому-либо свои функции.

Молодой Каманин при спасении челюскинцев не только продемонстрировал высокое летное искусство, умение руководить людьми и самостоятельно принимать выверенные решения, но и проявил лучшие черты своего характера - отвагу, мужество и выдержку, собранность, чувство ответственности, целеустремленность и инициативность. Впоследствии Каманин писал: "На себя надежда - основа храбрости. Это старое воинское правило в своеобразной интерпретации можно целиком применить к нашей обстановке. Только тщательное изучение обстановки, возможностей техники и людей, понимание глубины опасности, выработка возможных вариантов действий в случае осложнений, трезвый расчет сил и средств - все это в комплексе дает право командиру идти на риск".

13 апреля 1934 года все 104 члена полярной экспедиции были вывезены летчиками со льдины. Итоги работы экипажей таковы: А.В. Ляпидевский сделал один рейс и вывез 12 человек, В.С. Молоков за девять рейсов - 39 человек, Н.П. Каманин за девять рейсов - 34 человека, М.В. Водопьянов совершил три рейса и вывез 10 человек, М.Т. Слепнев за один рейс - пять человек, И.В. Доронин и М.С. Бабушкин (пилот самолета-амфибии Ш-2, находившегося на борту "Челюскина") сделали по одному рейсу и вывезли по два человека.

Специалисты авиации и полярники, вся мировая общественность оценили челюскинскую эпопею как беспримерный подвиг. Такой хорошо организованной спасательной экспедиции мировая история еще не знала. Так, например, заместитель госсекретаря США Филиппс заявил, что "подлинный героизм челюскинцев и спасших их летчиков являет собой пример, вдохновляющий молодое поколение для подвигов". А американский генерал Фулуа, возглавлявший авиакорпус армии, подчеркнул: "Спасением челюскинцев вписана блестящая страница в историю авиации. Бесстрашные авиаторы оказались на высоте положения. Авиация американской армии поздравляет советскую авиацию с великолепным достижением".

Отмечая беспримерную героическую работу летчиков по спасению челюскинцев, ЦИК Союза ССР постановил присвоить высокое звание Герой Советского Союза, учрежденное специально по этому случаю, А.В. Ляпидевскому, С.А. Леваневскому, В.С. Молокову, Н.П. Каманину, М.Т. Слепневу, М.В. Водопьянову, И.В. Доронину. Впоследствии, когда к этому званию была учреждена еще и медаль "Золотая Звезда", Н.П. Каманину вручили Звезду за №4. Из всех Героев Советского Союза Каманин был первым военнослужащим.

Кроме того, все семеро, а также бортмеханики и летчики-наблюдатели были награждены орденом Ленина и получили единовременную денежную награду в размере годового оклада получаемого содержания. Всех остальных летчиков наградили орденом Красной Звезды.

Тем читателям газеты, особенно молодым, кто заинтересуется подробностями проведения опасной и по-своему уникальной операции по спасению челюскинцев, я порекомендую обратиться к воспоминаниям ее участников, включая и Н.П. Каманина. Интересные рассказы из первых рук можно прочитать в автобиографических книгах летчиков, а также в сборнике "Как мы спасали челюскинцев", вышедшем в 1934 году, сразу по горячим следам, в издательстве "Правда".

Я, как историк, не могу обойти молчанием один факт: этот подвиг, подлинность которого, кажется, не может подлежать сомнению, которому даже наши всегдашние идеологические противники американцы давали очень высокую оценку, хотели перечеркнуть. Конечно же, главный удар стремились нанести по имиджу и престижу нашей Родины, но попутно очернить и имена участников полярной экспедиции и летчиков, их спасших.

Был состряпан миф, что якобы "Челюскин" сопровождал пароход "Пижму" с двумя тысячами заключенных на борту, которых предполагалось использовать на оловянных рудниках и для освоения Арктики. Современные мифотворцы утверждают, что, когда оба парохода оказались затертыми во льдах, "Пижму" взорвали вместе с пассажирами, поскольку спасти всех все равно было немыслимо. Этот миф был введен в обращение одним из российских историков-архивистов, а также бывшим нашим соотечественником, а ныне гражданином Израиля Э. Белимовым. Он появился в одном из израильских изданий, а потом в целом ряде российских и даже на телевидении. К настоящему времени вымышленность этой версии полностью доказана как историками, так и специальными экспедициями, которые тщательно исследовали район гибели "Челюскина".

ИСПЫТАНИЕ ВОЙНОЙ

В 1935 году по совету начальника ВВС Я.И. Алксниса, который считал, что авиации нужны высокообразованные кадры высшего звена, Н.П. Каманин поступил в Военно-воздушную академию имени Н.Е. Жуковского, которую с успехом окончил в 1939 году. После окончания академии был назначен командиром легкобомбардировочной авиабригады в Харьковский авиагарнизон. По словам самого Каманина, "было ему очень трудно в бригаде довольно-таки продолжительное время". Однако потом дело пошло на лад. Командующий войсками округа и начальник ВВС округа неоднократно хвалили комбрига за хорошую выучку личного состава - бригада летала хорошо, в любую минуту была готова подняться в воздух и нанести по врагу сокрушительный удар.

В конце 1940 года Каманин был назначен командовать уже авиадивизией в Средней Азии. На этой должности ему пришлось много поработать. Дивизия была только что сформирована. Она являлась одним из крупных авиационных соединений, создававшихся перед войной как новая оперативно-тактическая единица. Дивизия включала полки бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей, поэтому называлась смешанной. Каманину пришлось изучать новую для него матчасть истребителей, штурмовиков, особенности их боевого применения. Там его и застала война.

В июле 1942 года полковнику Каманину наконец представилась возможность включиться во фронтовую боевую работу: его назначили командиром 292-й штурмовой авиадивизии (Калининский фронт), ставшей в будущем 9-й гвардейской. Причем сформировать ее также предстояло ему, поскольку до этого момента еще не было штурмовых дивизий и никто не мог предложить свой проверенный боем опыт тактического использования и боевого применения штурмовых частей и соединений. Каманину вместе с коллегами предстояло идти нехожеными путями: вырабатывать и тактические приемы, и способы боевых действий штурмовиков, решать вопросы организации и управления соединением в процессе боев. А все новое, как известно, рождается в поиске и экспериментах. Следует заметить, что создание штурмовой авиации во многом было обусловлено появлением самолета-штурмовика Ил-2, которого немцы называли "черной смертью". А это означает, что Каманин стоял у истоков создания, по сути, нового рода авиации.

1 марта 1943 года Каманин был назначен командиром 8-го смешанного авиационного корпуса (САК), а 18 марта ему присвоили генеральское звание. Вскоре корпус переименовали в 5-й штурмовой с подчинением 2-й ВА, который воевал на 1 и 2-м Украинском фронтах.

Авиация этих соединений под командованием Каманина принимала участие в Великолукской, Белгородско-Харьковской, Киевской наступательной, Корсунь-Шевченковской, Львовско-Сандомирской, Ясско-Кишиневской, Будапештской и Венской операциях, в освобождении Украины, Польши, Румынии, Венгрии, Чехословакии и Австрии. Подопечные Каманина совершили последний боевой вылет 11 мая 1945 года.

Только за два года боевых действий корпус получил 30 благодарностей от Верховного главного командования, был удостоен наименования Винницкий краснознаменный орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого корпус. За годы боев 76 авиаторов корпуса стали Героями Советского Союза. В числе последних был и Георгий Береговой, ставший впоследствии летчиком-космонавтом СССР. Личный состав получил 3536 орденов и 1370 медалей. Заслуги лично Каманина также были отмечены боевыми орденами и медалями.

За годы войны Каманин внес большой вклад в совершенствование и развитие тактики боевых действий штурмовой авиации. Он всегда выступал против шаблонности и безграмотности в использовании летчиков-штурмовиков. Он доказывал, что надо разнообразить время налетов, менять маршрут выхода на цель, увеличивать и уменьшать наряд сил - словом, путать врага, обманывать. И то, что к его мнению прислушивались вышестоящие начальники, убеждает в том, что его мысли были правильными. Боевой опыт штурмовиков корпуса регулярно освещался на страницах газеты 5-й ВА "Советский пилот". Такие люди, как Каманин, по праву могут считаться организаторами Великой Победы. Наряду с этим они сами проявляли завидную доблесть, отвагу и героизм.

"И НА МАРСЕ БУДУТ ЯБЛОНИ ЦВЕСТИ"

В послевоенный период Н.П. Каманин шагнул на новую ступень, он был непосредственно причастен к решению новых великих задач, поставленных временем и развитием прогресса. В этот период он работал на ответственных должностях в Управлении гражданского воздушного флота и ЦК ДОСААФ. После окончания Академии Генерального штаба командовал авиацией Туркестанского военного округа, был заместителем начальника Главного штаба ВВС. Но, пожалуй, самым важным, новым и ответственным делом стала его работа на посту помощника главкома ВВС по космосу, которую он с вдохновением и полной отдачей физических, интеллектуальных и душевных сил исполнял с 1960-го по 1971-й год.

Это была эпоха освоения космоса, о чем человечество мечтало уже давно, и Советский Союз внес огромную лепту в осуществление этой мечты и развитие космического прогресса. Космос всегда являлся для нашей страны предметом особой гордости и приложения интеллектуальной и конструкторской мысли. 4 октября 1957 года именно в СССР был запущен на орбиту Земли первый в мире искусственный спутник. Именно в Советском Союзе через четыре года был осуществлен первый орбитальный полет человека - Юрия Гагарина - в космос на пилотируемом корабле "Восток".

Известие об этом эпохальном, поистине знаковом событии в истории человечества мгновенно облетело и потрясло весь мир. И Н.П. Каманин имеет к нему самое непосредственное отношение. Так же, как и к строительству Звездного городка, созданию Центра подготовки космонавтов, организации и подготовке первых групповых и совместных полетов, первому выходу человека в открытый космос, реализации программы по освоению Луны и многим другим достижениям тех лет в космической области.

В обязанности Каманина прежде всего входила организация процесса обучения и подготовки к космическим полетам специально отобранной группы молодых военных летчиков. Подошел он к этому, как всегда, чрезвычайно ответственно, стараясь вникнуть во все тонкости и особенности нового дела. После совещаний с руководством ЦПК и специалистами он принимал окончательное решение о составе космических экипажей.

Помимо участия в решении организационных, управленческих и чисто технических задач, связанных с полетами в космос, он уделял большое внимание учебе и профессиональному росту своих подопечных, воспитанию в них высоких нравственных качеств, любил просто по-отечески пообщаться с ними. Его подопечными были Ю.А. Гагарин и первая женщина-космонавт В.В. Терешкова, В.Ф. Быковский, Г.С. Титов, А.Г. Николаев, В.М. Комаров и А.А. Леонов и многие другие космонавты.

Оценивая роль и место руководителей в "космической корпорации", думаю, не ошибусь, если скажу, что С.П. Королев был выдающимся и непревзойденным "конструкторским мозгом" и "научно-техническим движителем" отрасли. А Н.П. Каманин - не менее талантливым организатором и попечителем всех тех направлений общей работы, которые были связаны с человеческим фактором.

Многие стороны этой деятельности стали известны совсем недавно, в последние 10-15 лет, поскольку вся эта сфера в СССР была строго засекречена. Интересные подробности из жизни и работы Каманина, всей страны, ученых, конструкторов, отряда космонавтов на заре космической эры теперь можно узнать из его дневников, которые он назвал "Космические дневники генерала Каманина". Благодаря стараниям и настойчивости его сына, Льва Николаевича Каманина, они недавно были изданы в четырех книгах под названием "Скрытый космос".

В них автор детально и всесторонне осветил самые разные вопросы космонавтики, начиная с создания космических кораблей и кончая системой отбора, обучения и методики тренировки космонавтов. Каманин отчетливо предстает ревностным, ответственным и глубоко болеющим за порученное дело руководителем, настоящим государственником. Когда дело касалось государственных интересов, он не боялся критиковать даже высшее политическое и военное руководство страны, порою не щадил и, казалось бы, неприкосновенного "маршала Жукова в отечественной космонавтике" С.П. Королева. Каманин считал, что тенденция к полной автоматизации управления полетом космического корабля с экипажем на борту являлась концептуальным просчетом. Напротив, надо было больше доверять самому космонавту. Отдельные разногласия, однако, не помешали Каманину трезво оценить вклад Королева в историю космонавтики: "Главных конструкторов у нас десятки, но самым Главным из них, несомненно, был Сергей Павлович. Я всегда ценил гений и талант Королева, знал я и его недостатки - они не могут затмить величие фигуры Королева".

В середине 60-х годов его начало серьезно беспокоить наметившееся отставание СССР в освоении космоса по сравнению с США. Очень болезненно он реагировал и на отсутствие взаимопонимания и взаимодействия между различными ведомствами, что сильно вредило развитию космонавтики. Он пытался проанализировать причины досадных срывов ряда космических программ и проектов.

Каманин также постоянно пытался доказать необходимость более широкого использования космических достижений в военных целях для обеспечения безопасности страны. Американцы оценили перспективность этого направления гораздо раньше. А Военно-космические силы в нашей стране были созданы намного позже.

Н.П. Каманин всегда был деятельным романтиком и энтузиастом развития космонавтики: "Голова все время забита мыслями о путях более успешного и более быстрого освоения космоса". Болея душой за "космическую корпорацию", он отчаянно сожалел лишь об одном, что его возраст и здоровье не позволяют ему полететь в космос самому.

И сегодня, оглядываясь назад и охватывая взглядом всю историю развития космонавтики в нашей стране, отчетливо понимаешь, что все то, что было сделано и достигнуто в этой сфере, и даже в какой-то степени один из последних (12 октября 2008 года) успешных запусков космического корабля "Союз ТМА-13" по программе полета Международной космической станции, во многом стало возможно благодаря самоотверженному труду и энтузиазму незаурядного человека, каким был Николай Петрович Каманин.

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011