Главная arrow Статьи arrow «Адмирал Кузнецов» как зеркало наших проблем
«Адмирал Кузнецов» как зеркало наших проблем

Есть армейская байка про солдатскую баню времен развитого социализма (сейчас, будем полагать, жизнь на порядок лучше). Она звучит так: «В нашей бане всегда чего-нибудь не хватает: есть горячая вода, но нет холодной; есть холодная вода, но нет горячей; есть холодная и горячая, но нет света; есть свет, есть холодная и горячая вода, но от водоразборных кранов бьет током». Эта история более чем характерна для описания недостатков организационно-штатной структуры Вооруженных Сил и их оснащения вооружением и военной техникой. Всегда чего-нибудь да не хватает. Как правило, самого главного. А армия и флот находятся в непрерывном состоянии «устранения отмеченных недостатков». Остановимся на примерах. Наиболее характерный из них – ТАВКР «Адмирал Кузнецов». Или скажем так – «Кузнецов» как зеркало проблем армии и флота.

Боевая служба у пирса

В начале декабря 2011 года корабельная авианосная группа (КАГ) Северного флота вышла в дальний поход в районы Северо-Восточной Атлантики и Средиземного моря. В состав КАГ поначалу вошли тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов», большой противолодочный корабль «Адмирал Чабаненко», корабельная авиация, суда обеспечения – спасательный буксир «Николай Чикер», танкеры «Сергей Осипов», «Вязьма», «Кама». Цель похода обозначена как обеспечение военно-морского присутствия России в оперативно важных районах Мирового океана.

Тяжелый авианосный крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» (полное название корабля отображено в том числе и на металлической доске, которая висит в кают-компании крейсера) в боевом строю отечественного Военно-морского флота уже более двух десятилетий (сдан ВМФ в декабре 1990 года). И хотя его все называют «авианесущим», на доске именно так и написано – «Авианосный».

В течение столь длинной биографии корабль больше стоял у пирса и был на ремонте, чем находился в морях и океанах на боевой службе. На долю «Кузнецова» выпали тяжелые и смутные времена. Однако и спустя долгие годы корабль так и не стал полноценной системой оружия как таковой. И хотя об этом писано-переписано, все же остановимся на нескольких основных моментах.


Фото: Леонид Якутин

1. Согласно азам военно-морской теории авианосцы никогда не действуют в одиночку, а всегда в составе авианосной ударной группы (АУГ). При этом авианосец является ядром группы. В состав АУГ может входить один авианосец, 8–10 кораблей охранения (например многоцелевые атомные подводные лодки – 2, крейсера – 2, эскадренные миноносцы – 2–3, фрегаты – 2–3) и суда обеспечения.

До АУГ наша корабельная авианосная группа недотягивает при самом большом, и я бы сказал, необузданном воображении. Даже если к ней присоединится наш новейший сторожевой корабль «Ярослав Мудрый». В условиях боевой обстановки единственный отечественный авианосец станет легкой добычей потенциального неприятеля, ибо обеспечить его боевую устойчивость наличным составом сил и средств попросту невозможно. И ни разу за всю биографию «Кузнецова» подобная группа не создавалась. Вот случись война, а даже элементарное маневрирование в составе подобной группы не отработано. Что уж там говорить о более сложных вопросах боевого применения. А как известно, в боевой обстановке люди, части и соединения ведут себя точно так же, как в процессе боевой и оперативной подготовки. Не отработал в мирное время – на успех в военное можешь не рассчитывать. Чудес не бывает.

2. На борту отечественного корабля нет самолетов ДРЛО и У. То есть нет поля управления как такового. И никаких средств для его создания. Даже на предельно малых высотах на удалении чуть больше 40 километров от «Кузнецова» управлять палубными самолетами Су-33 (осуществлять целераспределение и целеуказание) уже невозможно. Тем более этого нельзя сделать на больших дальностях в случае, если самолеты уйдут за радиогоризонт.

К примеру, самолетов ДРЛО и У типа E-2C Hawkeye на борту каждого американского авианосца не менее четырех. Дерзну предположить, что больше, чем всех исправных самолетов ДРЛО и У А-50 во всех Вооруженных Силах России.

3. На борту «Адмирала Кузнецова» нет специализированных самолетов РЭБ – радиоэлектронной борьбы. На любом из ударных авианосцев ВМС США не менее четырех машин РЭБ типа EA-6B Prowler. Вести современную войну без самолетов РЭБ невозможно. Если на любом из «Нимитцев» не меньше четырех машин РЭБ, то во всех Вооруженных Силах России подобных самолетов ни одного. О чем думают ответственные мужи и как собираются вести современную войну – непонятно.

4. На борту «Адмирала Кузнецова» нет специализированных самолетов противолодочной обороны. Отечественные вертолеты Ка-27 в этом случае не вполне адекватная замена. А любой из «Нимитцев» располагает самолетами ПЛО S-3B Viking, число которых может доходить до восьми.

5. Наконец, на борту «Адмирала Кузнецова» нет машин, подобных американским С-2 Greyhound. Это, как известно, транспортный самолет, предназначенный для доставки грузов, почты, важных визитеров, членов экипажа.


Фото: Леонид Якутин

Перечисленных боевых машин нет не потому, что их забыли, когда собирались в дальний поход. Их попросту нет как классов. И очень даже неясно, когда они появятся (если появятся вообще). А без них никакой авианосец не может считаться полноценной боевой единицей.

В настоящее время составляются планы возобновления строительства отечественных авианосцев примерно к 2017–2018 годам. Но если все эти проблемы не увязать в соответствии с единым планом и замыслом (а времени практически не осталось), то может получиться как в вышеупомянутой солдатской бане – корабль будет, а самолетов нет. Или будет корабль, будут самолеты, но не будет необходимого числа подготовленных пилотов и специалистов. Или все перечисленное будет в наличии, но не окажется соответствующих мест стоянки в местах базирования, оснащенных всем необходимым оборудованием. Поскольку всеми этими проблемами занимаются разные ведомства, а свои действия между собой они никак не координируют (и в принципе не собираются это делать), то возникновение подобной ситуации исключать никак нельзя.

С названиями тоже проблема

И нельзя не остановиться на названии единственного отечественного авианосца. Оно у него четвертое (предыдущие – «Рига», «Тбилиси», «Леонид Брежнев»). Нельзя сказать, чтобы и оно было удачным. Адмирал флота Советского Союза Николай Герасимович Кузнецов при всем к нему безграничном уважении не был флотоводцем. Он не одержал ни одной победы над неприятелями, командуя кораблем, эскадрой, флотом. Тот же Честер Уильям Нимитц, в честь которого названа серия американских атомных ударных авианосцев, в первом и втором сражении в Филиппинском море руководил действиями десятков линкоров, авианосцев, полусотен крейсеров, сотен эсминцев. А у нас за всю Великую Отечественную войну не было ни одного морского боя между кораблями класса «эсминец».

Поэтому называть боевые корабли именами адмиралов-администраторов вряд ли целесообразно. И вообще в деле присвоения наименований кораблям и другим образцам вооружения никакой системы как не было, так и нет. Поэтому и появляются фантастические, экзотические и попросту глупые наименования образцов ВВТ, взятые исключительно с потолка. Вот, к примеру, взял да и назвал какой-то весельчак тяжелую огнеметную систему «Буратино» (а мог бы и «Папа Карло» – и ведь прошло бы). А другой миномет обозвал «Подносом». А третий, посмеявшись над обоими, свой миномет назвал «Сани». Подобные примеры можно продолжать сотнями.

Недоразумение с ВДВ

Ситуация с «Адмиралом Кузнецовым» далеко не единственная в Вооруженных Силах России. Скажем, в стране с большим размахом празднуется День ВДВ. Однако эти войска не имеют в своем активе ни одной успешной воздушно-десантной операции, проведенной в боевой обстановке. Если Ржевско-Вяземская воздушно-десантная операция 1942 года историками оценивается как явно неудачная, то Днепровская 1943-го – это просто катастрофа. Организация последней – хрестоматийный пример преступления перед своими войсками. Что празднуют десантники 2 августа каждый год – это еще очень большой вопрос. Если выброску нескольких десятков человек в 1930 году под Воронежем, так такой ли уж это значимый повод для всенародного гулянья?

И такого рода войск, как ВДВ, нет ни в одной армии мира, даже в самой сильной – армии США. И такого количества соединений (дивизий) ВДВ нет ни в одной армии мира – только у нас. Самое интересное, что наши Вооруженные Силы не располагают необходимым количеством военно-транспортных самолетов (тем более тяжелых, с межконтинентальной дальностью полета) для проведения хотя бы одной воздушно-десантной операции (осуществления десантирования парашютным/посадочным способом дивизии ВДВ). И в исторически обозримой перспективе не будут ими располагать.

Да и сама эта операция в современных условиях, в боевой обстановке представляется более чем экзотическим маневром. Уж больно много условий надо выполнить, чтобы ее успешно провести.

В общем и целом: войска имеются, однако в активе ни одной успешной операции нет, необходимого количества самолетов ВТА на эти войска нет и уже не будет, к состоянию высадочных средств (платформ для боевой техники) больше вопросов, чем ответов.

К слову говоря, автор не является (да и никогда не был) десантофобом. Ничего, кроме восхищения, образцы боевого применения ВДВ в локальных войнах и конфликтах в качестве хорошо подготовленной пехоты вызвать не могут.

Просто вот все у нас так – гладко на бумаге, но забыли про овраги.

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011