Главная arrow Статьи arrow Переориентация казахстанского ОПК
Переориентация казахстанского ОПК

Республика Казахстан входит в число крупнейших по территории государств не только Евразии, но и мира. Это один из ближайших союзников и основных экономических партнеров России. Вот почему немалый интерес представляет прошлое, настоящее и будущее «оборонки» РК.

Возникшая после распада Советского Союза независимая страна унаследовала достаточно фрагментарные «осколки» мощного ОПК погибшей сверхдержавы. Хотя до 50 предприятий в Казахской ССР входили в число оборонных, однако подавляющая часть выступала в качестве подрядчиков более крупных заводов, расположенных в РСФСР и УССР.

Монопольный центр

Выпуск собственно комплектной военной техники в Казахстане практически не осуществлялся, в оборонном секторе отсутствовали замкнутые технологические цепочки. Имелись, впрочем, и исключения. В республике производилось торпедное и морское минное оружие (уральский филиал ЦНИИ «Гидроприбор», завод «Гидромаш», заводы имени Ворошилова, Куйбышева и Кирова). Можно также назвать Петропавловский завод тяжелого машиностроения. Отдельным фрагментом советской «оборонки» на территории Казахстана являлись различные ремонтные заводы Министерства обороны и Министерства гражданской авиации СССР.

Ввиду такого структурного состава казахстанские предприятия ОПК из-за разрыва экономических связей после распада СССР и резкого сокращения финансирования военного заказа в постсоветских государствах в 90-е годы находились в особенно сложном положении. Производство продукции и количество выполняемых спецзаказов стремительно снижались.

“Очевидно, что создаваемые «производства» в Казахстане носят в значительной мере полуфиктивный характер и по сути являются скорее прикрытием прямого импорта”

После 2000 года в Казахстане, как и в России, основным направлением политического и экономического развития стало усиление влияния государства. Наблюдаются торможение процесса приватизации и консолидация контролируемых властными структурами предприятий в рамках крупных госконцернов. Вот почему неудивительно, что одним из первых решался вопрос об объединении разнородного казахстанского ОПК. Такое слияние создало бы предпосылки для эффективной реструктуризации и внутриреспубликанской кооперации разрозненных оборонных заводов, формирования собственных технологических цепочек для налаживания выпуска хотя бы ограниченной номенклатуры военной продукции.

В результате в 2003 году было образовано акционерное общество «Национальная компания «Казахстан Инжиниринг», которому принадлежали практически все значимые НИИ и предприятия, сохранившие к тому времени отношение к оборонному производству (таковых было 16). АО, на 100 процентов принадлежащее государству, сформировали путем административного присоединения к компании республиканских государственных предприятий, государственных учреждений и передачи государственных пакетов акций акционерных обществ оборонной промышленности. В результате возникла единая компания, объединяющая почти весь функционирующий ОПК республики. В 2006 году пакет акций «Казахстан Инжиниринга» был целиком передан в уставной капитал холдинга по управлению государственными активами «Самрук». С апреля 2010-го АО находится в доверительном управлении Министерства обороны Казахстана.

«Казахстан Инжиниринг» представляет собой в целом достаточно искусственный конгломерат довольно слабых в экономическом отношении предприятий с весьма низкими самостоятельными производственными возможностями. Попытки организации на его мощностях современных производств до настоящего времени особого успеха не имели вследствие как узости казахстанского оборонного рынка, так и недостаточности наличных производственных ресурсов и капвложений. Правда, в последние годы «Казахстан Инжинирингом» делаются попытки выстроить собственную систему НИОКР военного назначения, для чего был основан Единый центр внедрения систем управления вооружением.

Изыскивая модели для организации национальной «оборонки», казахстанское руководство пыталось обратиться к иностранным образцам. Особенно заинтересовал Астану опыт Сингапура и его оборонно-технологической госкорпорации Singapore Technologies Engineering (STE), у которой явно позаимствовали даже название «Казахстан Инжиниринга». Аллюзии с «авторитарно-прогрессивным» Сингапуром вообще модны ныне в Казахстане, вследствие чего в последние годы взят курс на широкое привлечение иностранных партнеров к различным проектам по организации оборонного производства. Но результаты этой деятельности пока неочевидны.

Катера вместо торпед и мин

В доставшемся Казахстану от ОПК СССР наследстве можно выделить несколько общих специализированных «узлов». Крупнейшим из них была сосредоточенная на территории «сухопутного» Казахстана основная часть советского производства торпедного, минного и противоминного морского вооружения, о чем упоминалось выше. Такое положение сложилось вследствие эвакуации в республику соответствующих предприятий из европейской части СССР в 1941–1942 годах. После окончания Великой Отечественной войны они продолжали развиваться уже на новом месте. Речь идет о Машиностроительном заводе имени С. М. Кирова (Алма-Ата, основной изготовитель в Советском Союзе торпед с тепловыми двигателями, включая 650-мм типа 65–76), опытно-механическом заводе «Гидромаш» (Алма-Ата, специализировался на выпуске авиационных противолодочных ракет типа АПР и подводных ракет «Шквал», ныне АО «Белкамит», полностью конверсированное), Машиностроительном заводе имени В. В. Куйбышева (Петропавловск, основной производитель морских мин и трального оборудования, ныне АО «ЗИКСТО»), заводе «Зенит» (Уральск, выпуск морских мин, комплектующих для торпед, пусковых установок, являлся в СССР ведущим поставщиком трального оборудования), филиале ленинградского ЦНИИ «Гидроприбор» (ведущего в СССР разработчика подводного оружия) в Уральске.

После обретения Казахстаном независимости эти предприятия частично подверглись конверсии, однако в основном сохранили производство морского оружия, которое продолжается как по заказам ВМФ России, так и по эпизодическим заказам ВМС других стран (в основном Индии и Китая, чаще всего здесь казахстанские поставщики выступают подрядчиками по контрактам Рособоронэкспорта).

На заводе «Зенит» и в НИИ «Гидроприбор» в Уральске новой сферой деятельности стала постройка катеров – как коммерческих, так и для казахстанских силовых структур. Например, «Гидроприбор» за два десятилетия передал заказчикам около 30 таких маломерных кораблей. В частности, погранслужба Казахстана после 2000 года получила 16 малых семитонных катеров проекта 110 «Сапсан», два 14-тонных катера проекта 110М «Сапсан-М», один 17-тонный катер проекта 102 «Шагала», два катера проекта FC-19 «Найза» (строительство серии продолжается) и три малых катера типа «Карлыгаш».

«Зенит» построил для казахстанских пограничников четыре 13-тонных катера проекта 100М «Сункар-М» (вариант советского проекта 14081М) и семь 50-тонных катеров проекта 0200М «Буркит-М» (фактически развитие советского проекта 1400М). С 2005 года после реконструкции на заводе началось строительство больших сторожевых катеров полным водоизмещением 240 тонн по проекту 22180 (он же 0300 «Барс», тип «Сардар»), разработанному по заказу погранслужбы Казахстана российским Северным ПКБ. К настоящему времени построено четыре таких катера, а в 2011 году для ВМС республики на базе все того же проекта 0300 завершена постройка головного малого ракетно-артиллерийского корабля «Казахстан». Строительство серий катеров «Сардар» и «Казахстан» продолжается. Планируется постройка на «Зените» для ВМС республики нескольких небольших вспомогательных судов, а также ракетных катеров и патрульных кораблей водоизмещением до 500 тонн. Сообщалось о заключении в 2010 году соглашения о строительстве на заводе серии 325-тонных ракетных катеров проекта 20970 «Катран» разработки российского ЦМКБ «Алмаз», но данных о развитии программы нет. Освоен также судоремонт.

Артиллерийское и стрелковое вооружение, бронетехника

Крупнейшим предприятием ОПК Казахстана остается Петропавловский завод тяжелого машиностроения (ПЗТМ). Ранее он специализировался на производстве ракет и самоходных пусковых установок ракетных комплексов тактического и оперативно-тактического назначения для Сухопутных войск СССР («Темп-С», «Эльбрус», «Точка», «Ока»), изготавливал комплектующие для ЗУР ряда типов. Планировалось на ПЗТМ и освоение выпуска зенитных ракетных комплексов «Тор», не состоявшееся, однако, из-за разрушения СССР.


Коллаж Андрея Седых

После 1991 года военное производство на заводе было почти полностью свернуто, основным направлением конверсии предприятия выбрали изготовление оборудования для нефтегазового комплекса (включая мобильные буровые установки), ведется также выпуск железнодорожного оборудования и запчастей для вагонов. Ныне число занятых на ПЗТМ в семь раз меньше, чем в позднесоветский период.

Недавно родились планы использовать завод в качестве базы для совместного производства с израильскими компаниями ряда модифицированных образцов артиллерийского вооружения. Фирма Israel Military Industries (IMI) разработала для Казахстана на шасси автомобиля КамАЗ универсальную РСЗО «Найза», оснащенную модульными контейнерами со 122-мм ракетами системы «Град» и 220-мм ракетами системы «Ураган», а также способную вести стрельбу дальнобойными (до 150–200 км) корректируемыми ракетами IMI EXTRA и Super EXTRA и малогабаритными крылатыми ракетами IMI Delilah (дальность полета – до 300 км).

Другая компания – Soltam Systems сконструировала самоходную гаубицу «Семсер», разместив качающуюся часть 122-мм гаубицы Д-30 на шасси автомобиля КамАЗ. Специалисты той же фирмы предложили казахстанцам 120-мм самоходный миномет «Айбат» (советский миномет 2Б11 на выпускаемой Soltam установке CARDOM, смонтированной на шасси МТ-ЛБ).

Все эти системы («Найза», «Семсер» и «Айбат») оснащались современными израильскими автоматизированными системами управления огнем.

Опытные образцы «Найза», «Семсер» и «Айбат» впервые публично продемонстрированы весной 2008 года. Сообщалось, что планируется освоение их серийной сборки на ПЗТМ для вооруженных сил Казахстана и даже на экспорт. Реально Казахстан, по известным данным, получил лишь по 18 установок каждой системы, которые собирались на ПЗТМ из израильских комплектных поставок. Затем последовали коррупционные разбирательства по данным контрактам и появилась информация о том, что казахстанские военные не удовлетворены качеством израильских артсистем. Нынешнее состояние этих проектов неопределенно.

ПЗТМ также разработал и построил «хаммероподобный» автомобиль «Сарбаз», показанный в первый раз в 2012 году, но не вызвавший особо интереса.

Семипалатинский машиностроительный завод в советские времена специализировался на производстве гусеничных вездеходных транспортеров-тягачей серии ГТТ (ГТ-ТБ), использовавшихся как в Вооруженных Силах СССР, так и в народном хозяйстве в районах Крайнего Севера. После 1991 года выпуск транспортеров резко упал и предприятие перманентно находится в трудном положении, перебиваясь мелкими заказами и изготовлением запчастей для сельхозтехники и нефтяной промышленности. Сейчас планируется организация сборки на заводе российских бронеавтомобилей ГАЗ-2330 «Тигр».

От Министерства обороны СССР Казахстану достался ряд ремонтных заводов: бронетанковый ремонтный в Семипалатинске (ныне Семее), 812-й авторемонтный в Ерейментау, 832-й авторемонтный в Алма-Ате.

Семипалатинский БТРЗ, ныне именуемый «Семей Инжиниринг», специализировался на ремонте БМП и БТР, а в последние годы с украинской помощью там организован ремонт танков Т-72 казахстанской армии. Предприятие рассматривается и как центр для планируемой модернизации танков Т-72. Впрочем, подобные проекты выдвигаются в Казахстане на протяжении почти 10 лет, но пока без существенного результата. Еще в 2004 году было подписано соглашение на сей счет с европейским объединением EADS, но о его воплощении в жизнь нет ни слуху ни духу. Рассматривались проекты сотрудничества с российскими и белорусскими предприятиями. С 2007 года развивается партнерство в данной области с израильской Elbit Systems, следствием чего стало появление прототипов модернизированного танка Т-72KZ, близкого по схеме модернизации к грузинскому Т-72-SIM-I, но с измененным типом дополнительной защиты. В 2012-м был продемонстрирован новый вариант Т-72KZ, к доработке которого, как можно судить, приложила руку украинская сторона. Тем не менее о начале серийной модернизации пока ничего неизвестно.

В 2008 году были продемонстрированы прототипы вариантов модернизации БМП-1 (варианты БМП-1KZ, БМП-1М и БКМ). Тогда же сообщалось и о проработке модернизационных проектов по БМП-2, БТР-80, 120-мм самоходному орудию 2С9 «Нона-С» и 152-мм гаубице 2А65 «Мста-Б». Данные о развитии этих программ отсутствуют.

В 2012 году заключено соглашение с Украиной об организации сборки на «Семей Инжиниринге» для казахстанской армии 100 единиц новых харьковских бронетранспортеров БТР-4.

Из не входящих в систему «Казахстан Инжиниринга» предприятий можно отметить машиностроительный завод «Металлист» в Уральске, являвшийся одним из ведущих в СССР производителей стрелкового оружия (12,7-мм пулеметы НСВ и 7,62-мм пулеметы Калашникова). В постсоветский период предприятие пережило полный развал, хотя предпринимались попытки наладить изготовление 9-мм пистолетов-пулеметов ПП-90, револьверов «Кобальт» для силовых структур Казахстана.

Завод был приватизирован, переименован в АО «Западно-Казахстанская машиностроительная компания» и к настоящему времени практически полностью переведен на выпуск нефтяного и газокомпрессорного оборудования. Сохраняется лишь изготовление малыми сериями охотничьего оружия, хотя в последние годы снова делаются попытки вернуться к военному производству, в частности предложена сборка дистанционно-управляемых турелей для бронетехники из комплектующих Elbit Systems.

Авиация

В Казахстане в советскую эпоху работали два гражданских авиаремонтных завода – 405-й в Алма-Ате и 406-й в Актюбинске, занимавшихся ремонтом легких машин: самолетов Ан-2, Як-18, вертолетов Ми-2 и Ка-26 и их двигателей. В постсоветский период оба предприятия фактически развалились, хотя на 405-м АРЗ и был освоен ремонт вертолетов серии Ми-8. Многочисленные проекты организации сборки на этом заводе самолетов Як-58, Ан-140, вертолетов Ми-8 и «Ансат» и создания на основе обоих АРЗ относительно крупного авиаремонтного и авиасборочного комплекса так и остались на бумаге.

Электронная промышленность и приборостроение

В систему «Казахстан Инжиниринга» входит ряд предприятий этого профиля, наиболее значительным из которых стало алма-атинское «КазИнжЭлектроникс», образованное на базе научно-технического комплекса полигона Сары-Шаган (здесь некоторые союзные предприятия имели свои филиалы). Сейчас занимается созданием и реализацией средств и систем передачи данных, беспроводных сетей телекоммуникаций, компьютерной техники, средств защиты информации, радиоэлектронных устройств и компонентов, электронных средств и систем оборонного назначения. Выступает поставщиком для казахстанских силовых структур систем связи и электронных комплексов российского производства. Осуществляет ремонт ряда радиолокационных систем, а в последние годы самостоятельно разработало автоматизированный комплекс управления огнем полевой артиллерии «Машина-АМ» и ведет разработки других военных автоматизированных систем управления.

К той же сфере относятся приборостроительный завод «Омега» (Уральск), ранее занимавшийся производством корабельного оборудования, завод «Мунаймаш» (Петропавловск), предприятие «Тыныс» (Кокшетау, в прошлом Кокчетав) – бывший завод кислородно-дыхательной аппаратуры для авиации.

Отдельно функционирует алма-атинское СКТБ «Гранит» – ранее филиал головного производственно-технического предприятия «Гранит» (Москва), специализирующегося на наладке, испытаниях, обслуживании и ремонте систем ПВО и ПРО, в том числе на казахстанских полигонах (Сары-Шаган и других). Филиалом также велись монтаж, ввод в эксплуатацию и техническое сопровождение оптико-электронного комплекса «Окно» в Нуреке (Таджикистан). Ныне СКТБ «Гранит» осуществляет ряд работ в интересах сил воздушной обороны Казахстана, создавая, в частности, автоматизированную систему управления средствами ПВО «Беркут» и передвижной командный пункт ВВС, а также ведя модернизацию РЛС П-18 по проекту П-18М.

Сборочные перспективы

Неоднократные попытки оживить и задействовать для нужд военного производства в республике названные выше предприятия дали, как можно видеть, по большому счету лишь незначительный эффект. Причины заключаются как в слабости самих предприятий, к тому же находящихся в глубоком кризисе после распада СССР, так и в неопределенности и противоречивости военно-технической политики Казахстана, что связано с зигзагами маневрирования Астаны на международной арене и, видимо, высокой степенью коррупции и лоббизма в принимающих решения органах республики. Поэтому в последние годы предпринимаются попытки переориентации «Казахстан Инжиниринга» на открытие сборочных производств продукции из импортируемых компонентов, причем такие производства стараются организовывать в форме совместных предприятий с чистого листа – на новой технологической базе.

Еще в 2005 году «Казахстан Инжиниринг» создал с российским ОАО «КамАЗ» совместное предприятие «КамАЗ-Инжиниринг» по сборке грузовых автомобилей марки КамАЗ в Кокшетау на заводе «Тыныс». СП функционирует с переменным успехом. В 2007-м было собрано 2500 машин, однако мировой финансовый кризис серьезно подкосил производство и в 2009 году удалось изготовить лишь 200 единиц техники, а в 2011-м – около 900. Почти все автомобили идут на коммерческий рынок, но некоторое количество поставляется силовым структурам.

Для выпуска коммерческой продукции электронной промышленности и средств связи были созданы СП «КазНурТел» (с китайской корпорацией ZTE) и «КазСТ Инжиниринг Бастау» (с сингапурской STE). Для производства военных электронно-оптических систем и тепловизоров в 2011 году организовали СП «Казахстан Аселсан Инжиниринг» с турецкой компанией Aselsan. На основе мощностей «КазИнжЭлектроникса» в 2011 году открыто образованное с европейской группой Thales предприятие «Талес Казахстан Инжиниринг» по сборке средств радиосвязи тактического звена третьего и четвертого поколений УКВ- и КВ-диапазонов. С испанской компанией Indra создано СП «Индра Казахстан Инжиниринг», которое должно заняться сборкой аппаратуры радиоэлектронной борьбы и радаров.

В 2010 году Казахстан подписал с европейским объединением Eurocopter соглашение о закупке для Министерства обороны и МЧС республики 45 средних многоцелевых вертолетов ЕС145. Для их сборки в Казахстане основали СП Eurocopter Kazakhstan Engineering в международном аэропорту Астаны. Первые шесть винтокрылов поставлены в конце 2011 года, при этом декларировалось, что они стали первыми вертолетами казахстанской сборки. Однако совершенно очевидно, что Eurocopter поставил машины комплектными и объем работ с геликоптерами в Казахстане вряд ли превышал стандартную сборку после транспортировки. Сообщается, что СП будет в 2012–2016 годах осуществлять «крупноузловую сборку» остальных 39 вертолетов, хотя степень ее «крупноузловости» также вызывает сомнения. Этому же предприятию предстоит собрать 20 транспортных вертолетов EC725 Cougar, контракт на приобретение которых в период до 2020 года был подписан в мае, когда в Астане работала оборонная выставка KADEX-2012.

На KADEX-2012 «Казахстан Инжиниринг» заключил и соглашения об организации сборки украинских БТР-4 и российских бронеавтомобилей «Тигр» (о чем уже упоминалось), а также турецких бронеавтомобилей Otokar Cobra (последних предположительно на ПЗТМ). Рассматривается возможность наладить сборку новых российских бронированных машин «Медведь» и автомобилей «Урал». Во всех случаях, как можно судить, речь идет о сборке из поставляемых машинокомплектов с минимальным уровнем локализации.

В целом выставка KADEX-2012 продемонстрировала форсированное стремление Казахстана к развороту в сторону приобретения не российского, а западного, турецкого или украинского вооружения с ориентацией на создание инфраструктуры для неглубокой локализации и сервисного обслуживания образцов ВВТ. Следовательно, в организации казахстанского ОПК наблюдается такая же смена парадигмы, как и в закупочной политике. В то же время очевидно, что создаваемые таким образом «производства» в Казахстане носят в значительной мере полуфиктивный характер и по сути являются скорее прикрытием прямого импорта. При этом согласно Стратегическому плану развития Республики Казахстан к 2020 году государственный оборонный заказ республики на 80 процентов должен быть обеспечен отечественным производством.

Впрочем, при принятой организаторами казахстанской «оборонки» ориентации в лучшем случае на откровенную отверточную сборку заявленная цифра «отечественного производства» выглядит вполне достижимой.

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011