Главная arrow Статьи arrow Средства вооруженной борьбы как цивилизационное явление
Средства вооруженной борьбы как цивилизационное явление

Исторический анализ показывает, что развитие оружия, военной техники, боеприпасов происходило в тесной связи с общим прогрессом человечества, став неотъемлемым атрибутом этого процесса.

Не вызывает сомнений, что первые орудия насилия возникли еще в первобытном обществе, но вследствие примитивной технологии обработки камня они не стали и не могли стать специальными средствами вооруженной борьбы и являлись универсальными орудиями, обеспечивающими многие жизненные потребности человека.

С древних времен и до ХХ века

Очевидно, что средства вооруженной борьбы как специальный атрибут воина создаются в эпоху бронзового века, с изобретением достаточно совершенных способов обработки металла. Появляются довольно эффективное холодное оружие, специально предназначенное для боя, средства индивидуальной защиты, а также первые образцы осадной техники. Начало бронзового века в разных регионах мира различалось по времени, а потому может датироваться весьма относительно – примерно от пяти до трех тысяч лет до нашей эры. По мнению специалистов, достаточно качественно обрабатывать металлы люди научились примерно за три тысячи лет до нашей эры.

Оружие и боевая техника (прежде всего наступательное оружие) имели большое значение в жизни древнего общества. Они не только позволяли защитить себя, свой народ, уцелеть в условиях постоянного соперничества за овладение источниками жизненных благ и в целом за существование, но и в значительной мере способствовали развитию народов и цивилизаций. Это влияние подметил известный отечественный исследователь А. Н. Кирпичников, который писал: «В судьбах древнего мира войны являлись важнейшей двигательной силой. Они ускоряли или тормозили развитие народов, способствовали сплачиванию или разъединению племен».

Кроме того, значение военных средств не ограничивается их чисто боевыми функциями. Само оружие и военная техника, став в руках людей орудиями вооруженной борьбы, оказывались мощным источником цивилизационного влияния на другие народы и цивилизации.


Подтверждением этому служит современный миропорядок, в котором господствуют нации, добившиеся наибольшего успеха в производстве совершенных и эффективных средств насилия. Как известно, в процессе формирования европейской цивилизации в системе взглядов ее народов насилие вообще играло значительную роль. Можно сказать, что вся история европейских наций – наиболее наглядный пример реализации насилия на практике как средства разрешения основных противоречий. Это обусловило то, что вместе с прогрессом человечества опережающими темпами развивались средства вооруженной борьбы.

Именно в производстве средств насилия накапливался уникальный технический опыт, и все новейшие изобретения заимствовались и распространялись с необычайной быстротой. Объективным следствием этого стал рост их сложности и стоимости с одновременным возрастанием потребностей. Вот что обусловило опережающее развитие средств вооруженной борьбы. В целом оно прошло два основных этапа, существенно различающихся по длительности: период применения холодного оружия и последовавшую за ним эру господства огнестрельного оружия, которая продолжается до сих пор.

На протяжении многих столетий происходили медленные эволюционные изменения оружия, военной техники и боеприпасов. Это было характерно в эпоху холодного оружия и на первом этапе развития огнестрельного оружия. Тогда текущее производство вполне справлялось с потребностями войны. С образованием массовых национальных армий, когда реальностью стали длительные и кровопролитные военные кампании, потребности начали существенно увеличиваться. Кроме того, значительно возросла сложность огнестрельного оружия и военной техники. Для удовлетворения увеличившихся потребностей появляются крупные военные заводы, специализирующиеся на изготовлении военной продукции. Для ее производства в нужном количестве уже не хватало государственных предприятий. К выпуску средств насилия начинает активно привлекаться и частный капитал.

Так, например, в России при Петре I на Урале было построено сразу 13 металлургических заводов. Затем – с 1725 по 1765 год – еще свыше 80. Крупнейшими военными предприятиями являлись Сестрорецкий и Тульский оружейные заводы, брянские заводы по переплавке орудий, Петербургский и Московский арсеналы. Их мощности полностью обеспечивали потребности армии и флота России. Петр Великий на протяжении 20 с лишним лет вел изнурительную Северную войну и одновременно другие кампании на сухопутном и морском театрах военных действий, опираясь практически полностью на собственное военное производство.

Таким образом, на определенном этапе развития человеческой цивилизации потребности в средствах вооруженной борьбы и их сложность приводят к созданию промышленных предприятий, специализирующихся на изготовлении таких средств. Эти предприятия, как правило, аккумулировали лучшие кадры и оснащались самым современным оборудованием, причем независимо от формы собственности находились под особым контролем со стороны органов государственной власти.

Вплоть до второй половины XIX века период физического и морального старения оружия и другой военной продукции был сравнительно длительным и позволял использовать его в течение многих десятилетий. В частности, знаменитые русские пушки, получившие название «шуваловских единорогов», стояли на вооружении русской армии с середины XVIII и до середины XIX столетия.

Скорострельность и боевая эффективность ружей и пушек была такова, что боезапас вполне мог пополняться текущим производством. Основные затраты приходились на личный состав, а не на вооружение. Даже в период Франко-прусской войны (1870–1871) они еще составляли значительную часть от общих военных расходов. Так, победившая в войне Пруссия израсходовала на закупки оружия, военной техники, боеприпасов и на транспорт 13–15 процентов от всех средств, потраченных на войну. Потребности армии и флота удовлетворялись за счет текущего производства. Необходимо заметить, что вплоть до конца XIX века технический уровень оружия, военной техники, боеприпасов и другой продукции военного назначения был таков, что позволял организовать их изготовление на производственных мощностях одного завода.

Ситуация стала меняться в XX веке. Технический прогресс, воплощаясь в первую очередь в средствах вооруженной борьбы, достиг такого уровня, когда для массового производства вооружения необходимы были усилия нескольких предприятий и даже отраслей промышленности. Начавшиеся механизация и моторизация армий еще более усложнили производство средств вооруженной борьбы – оно превратилось в многоотраслевое. Это еще более усилило роль средств вооруженной борьбы в мировом цивилизационном противоборстве, они теперь являлись его решающим фактором.

Индустриальный фактор

Новый характер вооруженной борьбы в полной мере выявила Первая мировая война. Она на практике показала, что одного текущего производства уже недостаточно, необходима быстрая и эффективная мобилизация всех экономических ресурсов государства для успешного ведения боевых действий. Стало вполне понятно, что в индустриальную эпоху промышленное производство средств насилия превратилось в непосредственный фактор войны.

Правительства сражающихся держав осознали эту истину уже в самом начале войны и стали в экстренном порядке формировать специальные структуры, которые были призваны мобилизовать все ресурсы государства. В Германии уже в 1914 году создали Центральный военно-промышленный совет. В России с некоторым отставанием в мае 1915-го появляется аналогичное ведомство – Центральный военно-промышленный комитет. Эти органы с широкой сетью региональных организаций предназначались для максимального задействования всех мощностей экономики ради победы в войне.

После Первой мировой, опираясь на ее опыт и итоги, крупнейшие мировые державы начали в спешном порядке проводить мероприятия по организационному оформлению особых экономических и организационных структур, отвечающих за состояние производства средств вооруженной борьбы, а также за повышение живучести военных предприятий, созданию резерва производственных мощностей для быстрого развертывания выпуска продукции военного назначения в случае войны. Закладывались запасы стратегического сырья и материалов, составлялись и отрабатывались планы мобилизационного развертывания военного производства.

Фактически за 20 лет между Первой и Второй мировыми войнами произошла комплексная милитаризация экономик крупнейших мировых держав. В составе индустрии этих государств были сформированы основные элементы военно-промышленного комплекса (ВПК). В Советском Союзе данный процесс имел свои особенности, обусловленные характером развития экономики и особенностями функционирования всей социально-политической системы страны.

Милитаризация экономики

Вторая мировая война со всей очевидностью продемонстрировала тот факт, что современная вооруженная борьба стала войной моторов, а потому успех в ней зависит от возможностей экономики в целом. Отныне весь потенциал народного хозяйства, людские и сырьевые ресурсы государства стали в решающей степени определять стратегию войны. Масштабы потребностей массовых регулярных армий выросли до огромных размеров.

Можно утверждать, что война в XX веке перестала быть просто продолжением одной только политики. Она теперь являлась прежде всего продолжением экономики, которая определяла перспективы вооруженного противоборства. По мнению германского фельдмаршала Э. Роммеля, «сражение ведется и выигрывается интендантами до того, как открывается огонь». В 1866 году удельный вес служб тыла в структурах действующих армий составлял всего восемь процентов. В период Первой мировой войны доля тыловых частей в армейском корпусе США достигла 33 процентов, а во время Второй мировой – 50. Сегодня она составляет 56 процентов.

В ходе Второй мировой войны все воюющие государства фактически сразу перевели экономику на военные рельсы. Основные участники противоборства вынуждены были провести тотальную мобилизацию всех ресурсов. Выпуск военной продукции вырос многократно. Например, ежемесячное производство танков заводами Германии увеличилось с 600 единиц в конце 1942 года до 1250 в конце 1943-го, а в марте 1944-го составило 1500 машин. Производство истребителей только в течение 1943 года увеличилось втрое. Однако промышленность Советского Союза смогла превзойти военное производство Германии, что и создало необходимые предпосылки для победы.

После Второй мировой войны была проведена демобилизация многомиллионных армий, перевод части промышленных мощностей на изготовление гражданской продукции. Однако в отличие от других соответствующих послевоенных периодов огромные мощности остались в распоряжении военного производства. Сохранились также специальные структуры управления военным производством, которые все больше и больше обособлялись. Вследствие специфики военного производства, выражавшейся прежде всего в его закрытости, сложилась ситуация, когда оборонного комплекса формально не существовало, хотя реально все великие державы продолжали наращивать и без того огромный промышленно-производственный и научно-технический потенциал, работающий только в интересах производства средств вооруженной борьбы.

Кто кого?

Логическим продолжением такого положения дел стала политика холодной войны, которая на протяжении длительного времени во многом определяла характер мирового развития. Наиболее характерная черта этой политики – гонка вооружений, которая в свою очередь вызвала к жизни парадоксальное явление с точки зрения прежних взглядов на военное производство. Суть его заключалась в том, что в мирное время оборонные бюджеты ведущих держав мира продолжали стремительно расти, средства вооруженной борьбы постоянно совершенствовались. Появились новые виды вооружения: ракеты, ядерные боеприпасы, высокоточное оружие и многое другое. Наряду с этим происходило дальнейшее обособление военного производства в особую – закрытую и привилегированную часть национальной экономики.

Учитывая существовавшие реалии и остроту гонки вооружений, практически во всех странах органы государственной власти всячески способствовали наращиванию военного производства. Поэтому комплекс соответствующих отраслей экономики быстро приобрел влияние и превратился в мощную политическую силу, с которой вынуждены были считаться все самые высокопоставленные государственные и политические деятели.

Впервые открыто обеспокоенность по этому поводу выразил 34-й президент США (1953–1961) генерал Дуайт Эйзенхауэр в знаменитом прощальном обращении к стране 17 января 1961 года. Тогда же впервые был употреблен термин «военно-промышленный комплекс». Эйзенхауэр заявил: «Соединение огромной военной организации и обширной военной промышленности – это новое явление в американском опыте. Его экономическое, политическое и даже духовное влияние ощущается в каждом городе, в правительстве каждого штата, в каждом кабинете федерального правительства». Заметим – речь идет уже о сформировавшемся и приобретшем огромное влияние явлении. Больше того, о специфическом элементе государства, значительно обособившемся и со своей динамикой развития.

Закономерно возникает вопрос: это чисто американское явление или оно характерно и для других цивилизаций? Очевидно, верно последнее. ВПК как совокупность отраслей промышленности, производящих средства вооруженной борьбы, в тех или иных масштабах возник во всех промышленно развитых странах, имея, конечно, определенные особенности, связанные с конкретными социально-экономическими и политическими условиями. Это означает, что появление в XX веке ВПК, способного выпускать современные средства вооруженной борьбы, – закономерность, обусловленная объективной эволюцией средств насилия.

Этот факт подтверждается на примере СССР, где была создана подобная специфическая структура военного производства, причем наиболее мощная и современная в стране. К началу 90-х годов в Советском Союзе работало 5111 научных учреждений различного уровня, в том числе 3250 НИИ, их филиалов и отделений, в которых занимались исследованиями 1 500 000 высококвалифицированных специалистов, среди них 50 000 докторов и 450 000 кандидатов наук. Большая часть из них трудилась в интересах ВПК. Так, если в 1990 году общий объем НИОКР составил 23 миллиарда 75 миллионов рублей, то на долю оборонного комплекса приходилось 18 миллиардов 264 миллиона рублей (79 процентов). Объем работ, выполняемых непосредственно в интересах обороны, составлял 12 миллиардов 464 миллиона рублей (53 процента).

Вдобавок к научным разработкам по военной тематике активно привлекались вузы. В высших учебных заведениях Советского Союза оборонные проблемы решали 40 тысяч специалистов, включая восемь тысяч докторов наук. В общей сложности в военных разработках участвовало 960 НИИ и КБ.

В Политбюро ЦК КПСС вопросами оборонного производства занимался секретарь Центрального комитета, статус которого был очень высок. В ЦК партии имелся отдел оборонной промышленности, а при правительстве страны функционировала постоянно действующая Военно-промышленная комиссия. В структуру Госплана СССР входил оборонный отдел. Эти органы контролировали деятельность девяти министерств, выпускающих продукцию военного назначения. Кроме того, соответствующие отделы были созданы в ЦК союзных республик, обкомах и даже некоторых горкомах партии, например в Ленинграде. В общей сложности на оборону работал 181 военный завод. В оборонной и сопутствующих отраслях промышленности действовало 450 исследовательских и конструкторских организаций, в том числе 50 главных КБ. Если учесть и кооперированные предприятия, то производственная часть советского ВПК была представлена 2000 организаций.

Тем не менее, руководствуясь определенными идеологическими постулатами, официальная советская наука утверждала, что военно-промышленного комплекса в стране не существует. А ведь СССР являлся крупнейшим в мире экспортером оружия, боевой техники и другой продукции военного назначения. Они пользовались большим спросом за рубежом.

Налицо был парадокс, очевидный даже для людей несведущих. Явная тенденциозность официальной пропаганды все больше контрастировала с действительностью, и всем становилось понятно: советский ВПК – реальность, и именно он самая современная и мощная отрасль промышленности страны. Следовательно, можно утверждать: ВПК – не нечто уникальное, характерное для какого-то одного государства. Как сложное социально-экономическое явление объективно он присущ индустриальным странам на определенном этапе их развития.

Технологическая война

Военное производство как неотъемлемый атрибут человеческого общества переросло в ВПК в крупнейших и наиболее экономически развитых государствах мира. Остальные страны стали покупателями оружия и военной техники. Предпосылки для этого следующие: рост сложности всех видов современного оружия, насыщение войск различными видами военной техники и ее быстрое усложнение, сокращение сроков морального старения вооружения, огромное возрастание потребности в боеприпасах и их постоянное усложнение, рост транспортных потребностей войны, гигантское возрастание стоимости оружия и военной техники. Возможности военного производства в значительной степени стали определять статус государства в мире, его влияние на мировой порядок и способность трансформировать свое влияние на другие народы, государства и цивилизации. Эту реальность стараются тщательно завуалировать самыми различными способами, но от этого ее сущность не изменяется.

Военно-промышленные комплексы сохраняют свое значительное влияние на внутреннюю и внешнюю политику государств и поныне. Гонка вооружений привела к развалу мирового порядка, сложившегося после окончания Второй мировой войны. США сумели сохранить самый мощный в мире военно-экономический потенциал и остались единственной сверхдержавой, имеющий весь набор силовых средств для решения военно-стратегических задач. Это стало возможно благодаря более глубокому пониманию социально-экономических тенденций и перспектив развития мировой цивилизации. В конце 60-х – начале 70-х годов XX века американские политологи С. Поссони и Д. Пурнелл издали книгу «Стратегия технологии. Победа в решающей войне», в которой разработали концепцию технологической войны. Авторы утверждали, что в условиях военного паритета технологическая война является средством победы, так как для экономики СССР тяжесть военного противостояния значительно ощутимее, чем для США.

Особенность технологической войны заключается в том, что сила государства определяется не количеством средств вооруженной борьбы, а их качеством. Вооружения на основе новых технологических достижений, путем последовательных стадий обновления созданные одной страной, неизбежно сделают устаревшим вооружение противника. Таким образом, изменился сам характер вооруженного противоборства. Если в прошлом основной упор делался на количество, то на рубеже XX и XXI веков основное внимание сосредоточивается главным образом на качественных параметрах средств насилия.

К сожалению, политическое и военное руководство СССР своевременно не оценило сути кардинальных изменений в формах глобального противоборства, поэтому не смогло выработать прагматичную стратегию ведения гонки вооружений с учетом новых реалий. В результате Советский Союз не выдержал ее бремени. После падения мировых цен на нефть в 1986 году сразу в три раза экономика страны начала задыхаться. Раскручивая программу «звездных войн», президент США Р. Рейган уже не скрывал своих целей – привести советскую экономику к краху, что вскоре и произошло.

Современный этап

Что же определяет характер развития средств вооруженной борьбы сегодня? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно четко представлять себе характер и особенности современной войны. В течение всей истории человечества специалисты выделяют всего пять поколений противоборств. Сущность нынешнего этапа заключается в переходе от войн пятого поколения, характеризующихся наличием ядерного оружия, к войнам шестого поколения, которые, в частности, описаны в трудах В. И. Слипченко. Эти войны в отличие от длительных, широкомасштабных войн четвертого поколения будут протекать по другим законам. Совсем необязательно захватывать территорию противника. Победа может быть достигнута без оккупации, а лишь проведением стратегической воздушно-космической наступательной операции. В настоящее время отечественная военная теория отрабатывает концепции войн нового, шестого поколения, в которых решающая роль отводится не живой силе и даже не ядерному, а высокоточному оружию. Поэтому для противостояния массированному удару воздушно-космических средств противника надо иметь качественно другие вооруженные силы.

С распадом СССР и окончанием холодной войны был положен конец глобальному противостоянию в мире. Казалось, при современном уровне развития цивилизации это должно исключить насилие из арсенала мировой политики, что в свою очередь привело бы к уничтожению ВПК и вывело бы средства вооруженной борьбы из арсенала политики. Но мы, к сожалению, являемся свидетелями того, что силовые методы в решении сложных международных проблем продолжают играть значительную, а часто и преобладающую роль.

Здесь действует целый ряд довольно сложных факторов. Именно они не позволяют устранить насилие из жизни человечества, поскольку являются основным гарантом сохранения цивилизационной самобытности и независимости.

На Земле реально сосуществуют несколько крупных цивилизаций, имеющих целый ряд принципиальных различий во взглядах на цели и основные ценности дальнейшего развития человечества. А в настоящее время фронт глобальных противоречий, по нашему мнению, переместился с идеологического уровня именно на цивилизационный.

Различия же цивилизационного характера, как показывает практика, земляне преодолевать пока не научились, так как они носят более глубинный характер, чем, например, религиозные, классовые или идеологические. И вообще, пока нельзя с полной определенностью сказать, целесообразно ли это. Более того, целый ряд факторов заставляет нас задуматься над тем, возможно ли это в принципе.

Таким образом, следует признать, что насилие пока остается в арсеналах современной мировой цивилизации. В связи с этим можно утверждать с полной определенностью, что разработка, производство и постоянное совершенствование средств вооруженной борьбы будут оставаться одним из важнейших атрибутов современного человечества.

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011