Главная arrow Статьи arrow Субмарины для ВМС и… наркоторговцев
Субмарины для ВМС и… наркоторговцев

Еженедельник «ВПК» завершает публикацию серии статей о сверхмалых подлодках (СМПЛ). Напомним, что в предыдущем номере газеты речь шла, в частности, о российских подводных кораблях проекта 865 «Пиранья». В 1999 году их списали и разделали на металл после десяти лет эксплуатации, сопряженной с большими трудностями.

Руководство ВМФ РФ тогда объясняло свои действия недоработками проекта, отсутствием средств на эксплуатацию и модернизацию «Пираний». По мнению ряда специалистов, это были лукавые оправдания. Ведь никто не мешал вынуть подлодки краном из воды и поставить на стенку в консервацию до лучших времен, которые наступили уже через шесть-семь лет. Вероятнее всего первопричиной принятого решения стал дух наживы, поскольку титановый сплав на рынке ценился очень высоко. Трудности в эксплуатации, отмечали эксперты, являлись прежде всего следствием косности взглядов тогдашнего руководства ВМФ. Вместо создания новой организационно-штатной структуры, подобной итальянской 10-й флотилии MAS, «Пираньи» передали подводным силам Балтийского флота, где они оказались «чужаками».

Все эти обстоятельства и решили судьбу, может быть, и не очень удачных, но весьма ценных кораблей. В создании отечественных СМПЛ вновь наступил перерыв, а все усилия пока сосредоточены на совершенствовании средств подводного движения (СПД). Тем не менее различные варианты субмарин проекта 865 с увеличенным водоизмещением регулярно предлагаются на экспорт.

А что в других странах?

Швеция. В 40–50-х годах XX века велись работы по созданию СМПЛ в основном на базе немецких военных подлодок, однако позже они были прекращены. В 1958 году шведы закупили в Великобритании одну СМПЛ X-51, получившую наименование Spiggen (списана в 70-х годах), и только в 90-х построили сверхмалую субмарину Spiggen II водоизмещением всего 17 тонн, предназначенную для отработки задач противолодочной обороны (ПЛО).


Югославия. Строительство собственных неатомных подлодок (НАПЛ) различных типов началось в стране в 1968 году. Все они, в том числе и СМПЛ, были спроектированы в конструкторском бюро в городе Сплите (Хорватия). В это же время югославы стали оказывать техническую помощь в создании НАПЛ Северной Корее.

Строительство многоцелевых СМПЛ для ВМС Югославии осуществлялось в 1983–1990 годах по проекту M-100D «Уна». Всего со стапелей верфи «БродосплиТ» (BSO Split) сошло шесть таких субмарин. При надводном водоизмещении 76 тонн лодки имели электрическую ГЭУ. Подзарядку аккумуляторных батарей можно было производить только в базе.

В 1990 году все шесть СМПЛ дооборудовали небольшой стеклопластиковой рубкой. Одна из них – P-914 «Соча» (Soa) после распада Югославии досталась Хорватии и получила обозначение P-01 Velebit. При модернизации в 1993-м на ней установили ДЭУ. Для этого увеличили длину и разместили дизель-генератор. Варианты вооружения: четыре двухместных СПД для шести боевых пловцов, четыре легкие 400-мм торпеды, четыре донные мины, шесть больших диверсионных мин массой 250 килограммов, 12 малых диверсионных мин.

К 2011 году все СМПЛ этого проекта выведены из состава флотов Черногории и Хорватии, их дальнейшая судьба точно неизвестна. По одним сведениям, они сданы на металлолом или используются в качестве памятников, по другим – остаются в резерве и могут быть проданы.

В 70-х годах сотрудничество Югославии и КНДР привело к разработке целой серии ударных сверхмалых субмарин для северокорейских ВМС. Наиболее удачными стали многоцелевые лодки типа Yugo с надводным водоизмещением 90 тонн и габаритной высотой (от нижней точки киля до верхней точки надстройки) 4,6 метра. СМПЛ имеют штатную одновальную ДЭУ и кормовую винторулевую колонку. Основное вооружение – два носовых 400-мм торпедных аппарата. Субмарины могут принимать до семи легководолазов-спецназовцев и два СПД итальянского или югославского типа. Всего в 70–90-е годы, по информации разных источников, построено более 50 таких СМПЛ. На начало 2012-го в строю числились до 23 единиц (по другим данным – шесть – восемь), остальные находились в резерве. Эти лодки поставлялись на экспорт: четыре – в Иран (80-е годы) и две – во Вьетнам (1997).

Иранцы использовали субмарины типа Yugo в качестве образца для создания собственной СМПЛ типа Ghadir (конечно, с помощью северокорейских и югославских специалистов). Учитывая особенности Персидского и Оманского заливов, руководство ВМС Ирана посчитало, что основой подводных сил Исламской Республики должны стать сверхмалые субмарины в ударном варианте. В связи с этим исходный проект был переделан, прежде всего в направлении усиления торпедного вооружения. 400-мм торпедные аппараты (ТА) заменены на 533-мм. Это привело к увеличению надводного водоизмещения СМПЛ до 115 тонн и длины на девять метров. Вероятно, для сохранения приемлемой ходкости и маневренности в подводном положении, а также из-за увеличения торпедозаместительных цистерн практически вдвое снижен запас плавучести.


*Дальность при указанной в скобках скорости в узлах
**S. Harpoon или SM39

Энергетическая установка скорее всего осталась прежней. Информации о возможности использования легководолазов-спецназовцев нет, но, очевидно, она сохранена из-за наличия значительной, как на Yugo, рубки и СПД иранской разработки. Оснащение субмарин 533-мм ТА в принципе позволяет задействовать и российские СПД «Сирена». При использовании указанной СМПЛ в ударном варианте ее основным оружием может быть реактивная торпеда близкого действия типа «Шквал», воспроизведенная в Иране еще в 2009-м.

На начало 2012 года в боевом составе ВМС ИРИ насчитывалось уже 19 субмарин этого типа (строительство ведется с 2004-го, головная лодка вступила в строй в 2007-м). Пока объем программы оценивается в 30 единиц. Широкомасштабная постройка СМПЛ объясняется и тем, что Ирану удалось наладить у себя производство всех необходимых комплектующих.

Япония. Строительство сверхмалых подлодок разных типов развернулось еще в 30-х годах и достигло значительного объема во время Второй мировой войны. ВМС страны получили более 340 СМПЛ и только в ударном варианте. Однако каких-то значимых результатов в ходе боевых действий они не добились. В послевоенные годы разработка СМПЛ не велась. Некоторые современные «наркоподлодки» очень сильно напоминают японские образцы. У них торпедо-образный корпус большого удлинения и относительно высокие рубки.

До десяти тонн зелья

Неоднократно были зафиксированы случаи использования СМПЛ для доставки наркотиков из стран Латинской Америки (в первую очередь Колумбии) в Мексику, США и даже Канаду. При этом такие субмарины обычно называют подлодками одного рейса, так как они перевозят груз, стоимость которого многократно превышает затраты на их создание.

Первое упоминание о таком варианте наркотрафика относится к середине 90-х годов, когда в ходе расследования в США задержали некоего Людвига Файнберга, признавшегося, что по заказу одного из крупнейших наркобаронов в мире Пабло Эскобара пытался приобрести в России подлодку проекта 865. Тогда сделка сорвалась. Но с тех пор полиция Колумбии неоднократно находила на территории страны СМПЛ в стадии строительства.


*Дальность при указанной в скобках скорости в узлах

Крупнейшая из подобных находок представляла собой 30-метровую субмарину. Однако большей популярностью пользуются СМПЛ длиной до 20 метров, вмещающие до четырех – десяти тонн наркотиков. Как заявил специалист по борьбе с наркотрафиком в США адмирал Джозеф Ниммич, есть информация о наличии у наркомафии даже полностью телеуправляемых СМПЛ. По сведениям из различных источников, в конструировании подобных лодок активное участие принимают иностранные специалисты из технически развитых стран (Италии, Швеции, России, Нидерландов и бывшей Югославии).

Учитывая размеры и фактическую простоту эксплуатации, прототипами для таких субмарин могли служить в основном лодки прошлых лет, созданные в Великобритании, Германии, Италии, России, США и Японии, а также некоторые современные опытные и серийные образцы из погибшей Югославии и Швеции. Размах строительства СМПЛ в Колумбии стал настолько велик, что уже появились сведения о возможном импорте сверхмалых лодок в Европу для местных наркодельцов.

ВМС США, Мексики, Колумбии и других стран регулярно перехватывают СМПЛ с грузом наркотиков. Однако эти операции, вероятно, недостаточно эффективны и потому в СМИ почти не освещаются. По этой причине создание криминальных транспортных субмарин продолжается и совершенствуется. Так, по неофициальным заявлениям наркоторговцев, потери при транспортировке наркотиков через особо охраняемые границы с помощью СМПЛ на порядок ниже, чем любым другим способом.

Более того, с юридической точки зрения остановить «наркосубмарину», идущую в надводном положении в нейтральных водах, не так-то просто. На основании неофициальных источников и материалов, выкладываемых в Интернете, можно представить и технологию постройки таких СМПЛ.

Прежде всего при проектировании ведется поиск необходимых общепромышленных гражданских комплектующих типа COTS (Сommercial Off The Shelf – готовых к использованию), приобретаемых на коммерческом рынке, так как специальные изделия находятся под контролем спецслужб. Например, бытовые охранные телекамеры могут применяться для перископа, аккумуляторы от грузовиков – для аккумуляторных батарей, автомобильные дизели – для силовой установки. Те, кто пренебрегает этим условием, обычно рискуют оказаться в руках спецслужб.

Прочный корпус в ряде случаев варится из обычных труб (как у итальянской СМПЛ 3-GST9), которые можно гнуть вручную при наличии лекал. Отдельные блоки, как правило, изготавливаются в каком-нибудь сарае вдали от водоема. Окончательная сборка и первые испытания корпуса проводятся в лесу, недалеко от реки, под защитными навесами из специального пластика. Яму нужного размера для предварительных тестов роют за время сборки лодки. Спуск в море готового изделия осуществляется вручную. Дальнейшие апробации проходят в море с помощью бывших военных моряков, обладающих опытом эксплуатации подлодок.

Эксперты полагают, что строительство транспортных СМПЛ по заказу криминальных структур ведется систематически. Наиболее успешные проекты имеют ограниченное водоизмещение и гражданские комплектующие. Во всех вариантах в оснащение таких субмарин входят телевизионный перископ и навигационная система. Кроме того, состав бортового оборудования может включать гидроакустическую станцию (ГАС), чаще всего доработанную гражданскую для рыболовства, выдвижные антенны радиосвязи и космической радионавигационной спутниковой системы «Навстар» (Navstar, GPS), предназначенные для применения на перископной глубине.

По желанию заказчика устанавливается примитивное устройство обеспечения работы двигателя под водой (РДП), позволяющее производить зарядку аккумуляторных батарей при нахождении на глубине двух-трех метров. Указанное выше оборудование существенно улучшает эффективность использования СМПЛ. Так, наличие ГАС помогает избежать столкновения с надводными кораблями береговой охраны (БОХР), а система GPS упрощает навигацию.

Имеются сведения о том, что с целью увеличения радиуса действия возможна скрытная буксировка СМПЛ в район назначения надводным судном. При этом субмарина находится в подводном положении. Для этого на лодке смонтирован специальный дистанционно-управляемый захват для буксирного троса. По прибытии судна в назначенный район по команде с него экипаж СМПЛ производит дистанционное отсоединение. После разгрузки лодки возможно повторное взятие ее на буксир для возвращения на базу, хотя в большинстве случаев этого не требуется.

СМПЛ снабжены грузовыми модулями, чистый объем которых колеблется от шести до десяти кубических метров. Масса полезной нагрузки – четыре – восемь тонн в зависимости от запасов и автономности. Не исключается и наружное размещение нескольких грузовых модулей, что упрощает доставку и получение груза. Управляет лодкой зачастую один человек. Для обеспечения трехсменной вахты (во время длительной экспедиции) ее экипаж может составлять три человека. Автономность по провизии и системам жизнеобеспечения для команды такой численности доходит до 20 суток.

В качестве ГЭУ применяются различные единые электрические энергетические установки (ЕЭЭУ) или обычная ДЭУ. Дизель-генератор (около 100 кВт), электродвигатель (40–60 л. с.). Запас дизельного топлива – шесть – десять тонн, что обеспечивает дальность хода под РДП или в надводном положении до 2000 миль, а аккумуляторные батареи гарантируют 10–15 часов экономического хода.

Конструкция лодки всегда однокорпусная, без отсеков (отсутствуют водонепроницаемые переборки), в носу и корме находятся цистерны главного балласта. Иногда с целью транспортировки корпус СМПЛ разбирается на ряд отдельных модулей, что позволяет перевозить их в двух-трех стандартных 30-тонных контейнерах класса IA. Ориентировочная стоимость подобных субмарин – восемь – десять миллионов долларов (стоимость проекта – два-три миллиона) в ценах конца 90-х годов. Комплектующие COTS стоят дешево по сравнению с их поиском и проектированием. Сроки изготовления зависят от места постройки (или достройки) и могут в целом составить восемь – двенадцать месяцев.

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011