Главная arrow Статьи arrow Наши адмиралы против авианосцев
Наши адмиралы против авианосцев

В прошлом номере газеты «ВПК» была опубликована статья «Кто в СССР не хотел строить авианосцы», в которой подробно излагалась стория проблемы, давно и горячо обсуждаемой и экспертным сообществом, и людьми, просто интересующимися прошлым и настоящим ВМС. Так кто же в Советском Союзе в 80-е не понимал и не хотел видеть «плавающие аэродромы» в составе отечественного Военно-морского флота? Очевидно, что это было не Политбюро ЦК КПСС и даже не Министерство обороны.

Мы не будем излагать здесь метания многих стран, в том числе и СССР, по поводу мифически эффективных самолетов вертикального взлета и посадки (СВВП), уж слишком долго идет отрезвление от этого «чуда». Первый «звоночек» прозвучал в 1982 году во время англо-аргентинской войны за Фолклендские острова.

Уроки конфликта в Южной Атлантике

Великобритания в 1978-м отправила на слом свой последний нормальный авианосец «Арк Рояль» (физический износ которого был невелик) с многоцелевыми истребителями Фантом-2» (известный победитель нашего МиГ-21 во Вьетнаме и, к сожалению, советских ЗРК в Египте в 1973-м), очень хорошими штурмовиками «Баканир» (их не могли перехватывать даже современные F-15 ВВС США) и самолетами ДРЛО «Ганнет». Соединенное Королевство теперь полностью положилось на авианесущие крейсера (АВКР) типа «Инвинсибл», на которых базировались СВВП «Харриер». Эти три корабля обошлись британским налогоплательщикам более чем в 550 миллионов фунтов стерлингов, то есть в 3,5 раза больше, чем капитальная реконструкция и ремонт имевшихся к началу 70-х годов двух полноценных АВ «Игл» и «Арк Рояль» с продлением срока их службы до 45 лет (до 1995–2000 годов), как это делали и делают в США.

Наши адмиралы против авианосцев

В англо-аргентинском конфликте Великобритания победила, но какой ценой! Только шесть утраченных в боях кораблей стоили около 300 миллионов долларов. А сколько сбитые самолеты? Аналогичные потери Аргентины составили около 180 миллионов долларов (два потерянных корабля и до 60 самолетов).

Между тем на ремонт и модернизацию списанного АВ «Арк Рояль» требовалось около 150 миллионов долларов, а без него понесли вдвое большие финансовые убытки. Подтвердилась старая истина – скупой платит дважды. Истребители «Фантом-2» с самолетами ДРЛО «Ганнет» создали бы для аргентинской авиации непреодолимую противовоздушную оборону. Кстати, Аргентина скорее всего вообще не решилась бы напасть на Фолклендские острова, если бы «Арк Рояль» оставался в строю. Аргентинские генералы ведь умные люди.

Так что нормальный авианосец – это не «фактор агрессии», а фактор сдерживания!

ВМС Великобритании из уроков фолклендской войны не сразу извлекли правильные выводы, поскольку только сейчас строятся два полноценных АВ. А вот королевские ВВС явно допустили ошибку, списав все стратегические бомбардировщики «Вулкан», первыми атаковавшие занятые аргентинцами острова. Эти самолеты были моложе бомбардировщиков В-52 ВВС США, которые и сейчас состоят на вооружении. Ведь именно стратегическая авиация всегда (при наличии заправщиков) может прибыть в любой конфликтный район первой.

Думаем, читателям «ВПК» интересно будет узнать, какие умозаключения сделали после этой войны руководители советского ВМФ. «Надо было послать против англичан дивизию морских ракетоносцев и им была бы крышка», – говорили командиры нашей морской береговой авиации. А главные флотоводцы вообще промолчали.

Мышление на уровне 80-х

Война против Ирака в 1991-м стала некоторым откровением для многих военных теоретиков СССР. В ходе операции «Буря в пустыне» за шесть недель воздушного наступления и 100 часов наземной операции вооруженные силы США, потеряв всего 79 человек убитыми, разгромили 42 иракские дивизии, сожгли и уничтожили свыше 3000 танков и множество другой военной техники.

Отметим, что части американской армии и ее союзников практически только занимали пространство, которое было очищено от противника ударами с воздуха. Не спасла Ирак достаточно мощная и эшелонированная система ПВО, авиация смела и ее. Боевые действия в Ираке наглядно показали, что при потере господства в небе все, что есть на земле или на воде, будет рано или поздно уничтожено. Наших сухопутных генералов обескуражили результаты этой войны и шокировали те методы, которыми они были достигнуты (видимо, забыли последний штурм немцами Севастополя летом 1942-го, а может быть, вообще об этом ничего не знали). Подобные методы использовались и во всех остальных войнах и конфликтах на исходе XX – в начале XXI века. Никто на Западе больше не хотел повторения сухопутных боев, происходивших в Корее и Юго-Восточной Азии.

Однако судя по тому, как осуществлялось «принуждение к миру» Грузии в 2008 году, мышление российских военачальников осталось на уровне 80-х. Вместо проведения воздушной кампании опять основной упор был сделан на применение танков и атаки наших несчастных солдат. В результате погибли 74 военнослужащих, 19 пропали без вести. И это при разгроме ничтожных вооруженных сил крошечной по сравнению с Россией страны и полном знании их дислокации. Вместо непрерывных ударов с воздуха и уничтожения ПВО, всех дорог и аэродромов, после чего грузинская армия просто разбежалась бы, опять выдвижение сухопутных сил и контактная война с взаимными потерями.

Какие выводы сделали наши флотоводцы из операции «Буря в пустыне», неизвестно. А ведь один вывод напрашивался сам собой – авиация как носитель любых типов оружия стала главным видом вооружения теперь и на суше. Отошли на задний план все образцы бронетанковой техники и артиллерии. На море это произошло уже давно.

Один из авторов статьи присутствовал на достаточно большом совещании (в зале были до 200 флотских специалистов), посвященном вопросам кораблестроения летом 1991 года, которое проходило в Ленинграде. В докладе первого заместителя главнокомандующего ВМФ адмирала И. М. Капитанца в связи с «Бурей в пустыне» прозвучала лишь фраза о необходимости быстрейшего создания крылатых ракет для поражения наземных целей. Ну а вскоре прекратил свое существование Советский Союз и другие проблемы встали в полный рост, заслонив вопрос строительства АВ.

Только в конце 90-х годов тому же автору удалось побеседовать с бывшим высокопоставленным флотоводцем. Сказал он примерно следующее: «Ты что думаешь, мы не понимали, что строительство авианосцев – это ломка всего, что было наработано на протяжении 25–30 лет. Придется зачеркнуть все руководящие боевые документы, уставы, планы, все переделать. Фактически предстояло полностью подчиниться летчикам, которых готовили летные училища ВВС, или создавать новую систему подготовки кадров для морской авиации. Кто из нас решился бы на это? Поэтому и рассматривали мы авианосцы как второстепенные корабли».

Так что руководство ВМФ СССР только делало вид, что заинтересовано в авианосцах, а фактически упорно и настойчиво стремилось держать их на вторых ролях. Следовательно, проблема была в идеологии, господствовавшей в умах советских адмиралов.

Но какая идеология должна превалировать на современном этапе развития вооруженных сил мира в целом и России в частности и использоваться сегодня в строительстве современного российского надводного флота во главе с АВ? Полагаем, что именно авиационная мощь реализуется в ВМФ через авианосцы, причем не так важно количество этих кораблей. АВ – подвижный аэродром. Если противник силен, то рядом со своими берегами поможет ПВО страны. А на удалении от них авианосец страшен слабому противнику. В мирное время АВ всегда будут угрозой для небольших коррумпированных и продажных режимов, фактором сдерживания их правителей.

Хватит фантазировать

Вначале попробуем чисто теоретически разобраться, что можно противопоставить авианосцам наших геополитических конкурентов. Дело в том, что многие российские военные просто изнемогают от желания, как встарь, вести «борьбу с НАТО». В СМИ и Интернете продолжаются попытки сравнить мощные ПКР типа «Гранит» c ударными возможностями отечественных авианосцев в гипотетическом сражении с АВ ВМС США. Участников этих дискуссий не останавливает полная глупость и ненужность подобной борьбы в современной военно-политической обстановке. Тем не менее идут постоянные разговоры об упреждающих ударах и излагаются прочие ратные фантазии, поскольку менталитет их сочинителей сформирован эпохой СССР.

Тогда военная пропаганда упорно взращивала миф о том, что авиацию эффективнее уничтожать на аэродромах, в том числе и на АВ. Однако факты Второй мировой войны говорят об обратном. В ожесточенных сражениях примерно равных противников на аэродромах и вместе с АВ погибло менее 10 процентов самолетов, а остальные были сбиты в воздушных боях или разбились вследствие технических аварий. Даже внезапные удары по аэродромам в западных военных округах СССР 22 июня 1941 года не позволили люфтваффе достичь равенства с ВВС РККА в количестве истребителей (по этому показателю, как, впрочем, и многим другим, Красная армия значительно превосходила вермахт).

Когда в 70–80-х годах у нас все же начали строить авианосцы, те, кто поддерживал ввод в строй ВМФ СССР таких кораблей, предлагали схему борьбы с американскими АВ по аналогии с той концепцией, которую использовали именно ВМС США в противоборстве с японскими авианосцами в 1943–1945 годах. Суть этой концепции заключается в том, что вначале в воздушных боях уничтожаются самолеты АВ противника, а потом уже наносятся удары по авианосцам, лишенным авиационной защиты. И здесь уже не играют роли факторы внезапности или готовности противника к атаке, применение обычных бомб или управляемых ракет. Ведь временем командует тот, кто завоевал господство в воздухе.

Теперь несколько слов о тех военных мечтателях, которые полагают, что если субмарина внезапно выпустит противокорабельные ракеты по авианосцу, успех гарантирован. Чтобы не утомлять читателей информацией о новейших достижениях ПВО АВ ВМС США, просто рассмотрим противовоздушную оборону авианосца середины 70-х годов, на котором базировались истребители F-4 «Фантом-2» и самолеты ДРЛО Е-2C «Хоукай».

Один из авторов был свидетелем того, как американские АВ в Средиземном море открыто периодически показывали советским кораблям слежения за авианосцами, как действует эта система. Обычно на таких учениях над АВ патрулировал один самолет ДРЛО Е-2С с дальностью обнаружения крупных советских ПКР типа «Базальт» или «Гранит» 350 километров. Рядом с ним всегда находилось звено из четырех истребителей F-4 «Фантом-2», а на палубе авианосца в четырехминутной готовности к взлету (то есть через 4–6 минут в готовности применить авиационные средства поражения) было еще два-три звена (8–12 «Фантомов»).

Следовательно, после объявления тревоги в воздухе могло оказаться минимум 12 истребителей F-4, на каждом из которых имелись всеракурсные средства поражения – по четыре управляемые ракеты AIM-7 и 4 AIM-9, способные атаковать ПКР сразу после старта и набора самолетом высоты 1500 метров. Таким образом, залп из 24 ПКР «Гранит» ПЛА проекта 949 встретил бы залп из 48 УР AIM-7 и 48 УР AIM-9, что обеспечивало нулевую вероятность прорыва хотя бы одной противокорабельной ракеты. А ведь эти ПКР стали поступать на вооружение только в 80-е годы, когда уже действовала более совершенная система ПРО-ПВО АВ, состоявшая из истребителей F-14 «Томкэт», которые и без самолета ДРЛО были способны обнаруживать любые ПКР и сразу поражать их на дальностях до 185 километров.

Особенно восхищает слепая вера некоторых «специалистов» в якобы абсолютную скрытность современных субмарин. А ведь известно, что сейчас практически весь океан стал «прозрачен» в подводной полусфере, но почему-то об этом многие помалкивают, наверное, чтобы не расстроить подводников. Эта «прозрачность» достигнута не только стационарной системой гидроакустического наблюдения за подводной обстановкой SOSUS (sound surveillance system) и другими системами, которые своими антеннами охватили почти весь Мировой океан, но и оснащением практически всех боевых надводных кораблей инфразвуковыми системами обнаружения. Слежение за лодками ведут космические системы, способные обнаруживать кильватерный след субмарин, а также новейшие системы взрывных источников звука, используемые противолодочной авиацией. Все данные о перемещении подводных объектов включены в единое информационное поле освещения подводной обстановки. Под арктическим льдом, естественно, лодка находится вне зоны обнаружения, но и АВ там не плавают.

Часто для получения дополнительного финансирования от конгресса ВМС США в 70–90-е годы устраивали маленькие паники по поводу «прорыва через рубежи ПЛО и исчезновения русских атомарин», например операция «Атрина» и т. п. Иногда происходило и обратное – некоторые командиры наших субмарин докладывали об успешном прорыве через рубежи ПЛО, а при всплытии у своей базы (при возвращении) вдруг обнаруживали на ее корпусе большое белое пятно, которое потом долго счищали. Это был тайный привет от «обманутой» ПЛО НАТО. Конечно, об этом было запрещено «помнить и официально докладывать».

С учетом всего вышесказанного маловероятно, что какая-то субмарина в военное время сможет скрытно подобраться к АВ. В мирное время реально можно плавать везде и героические успехи по слежению за АВ НАТО с помощью отечественных субмарин, конечно, достойны награды. Но необходимо помнить, что уже в 70-е годы в угрожаемый период АВ ВМС США полным ходом отрывались от слежения подводных и надводных кораблей СССР и при этом иногда укрывались во внутренних водах своих союзников.

Так что ударить внезапно и поразить американские АВ при минимальных затратах не удавалось и тогда, в 70–80-е годы, а теперь и тем более глупо рассчитывать на подобное. Те, кто строил и строит огромные ПКР и корабли под них, продолжают реально «вешать лапшу на уши» руководству России.

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011