Главная arrow Статьи arrow Успешная работа даже во время кризиса
Главное меню
Главная
Галерея
Поля/Услуги
Контакты
Гостевая
Статьи
Амуниция
Новости
Интересное
Партнёры
О войне
Военные действия
Статьи о войне
Полезные ссылки
Армия
Военная история
Оборона и безопасность
Оборонка
Оружие
Успешная работа даже во время кризиса

О деятельности главного экспортера продукции оборонного профиля журналу «VIP-Premier» рассказывает Анатолий Исайкин, генеральный директор ФГУП «Рособоронэкспорт». Анатолий Петрович принял представителей «VIP-Premier» в главном офисе предприятия, что на берегу Яузы вблизи Преображенской заставы, где Петр Первый собрал свой первый «потешный» полк - фундамент будущей армии. В холлах урбанистической конструкции здания представлены многочисленные модели продукции, поставляемой на экспорт предприятиями ОПК, а также призы, дипломы и многие другие свидетельства международного признания успешной работы «Рособоронэкспорта».


VIP-Inform

Анатолий Петрович Исайкин – генеральный директор Федерального государственного унитарного предприятия «Рособоронэкспорт». Родился в 1946 г. во Владивостоке. Окончил Иркутский государственный педагогический институт иностранных языков им. Хо Ши Мина. Участвовал в боевых действиях в Афганистане. С 1972 по 1996 г. проходил службу в органах государственной безопасности СССР и РФ. Был заместителем начальника группы специального назначения «Вымпел», затем заместителем начальника управления спецопераций ФСБ РФ. С 1999 по 2001 г. – заместитель генерального директора ЗАО «Промэкспорт». С 2001 г. – заместитель генерального директора ФГУП «Рособоронэкспорт». Указом Президента РФ 26 ноября 2007 г. назначен на должность генерального директора ФГУП «Рособоронэкспорт». Владеет английским и немецким языками. Генерал-майор запаса. Награжден орденами Красной Звезды, Дружбы, медалью «За отвагу».


ОРУЖИЕ - ЭТО ВСЕГДА БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА, КОТОРАЯ НЕ ЛЮБИТ СУЕТЫ И ШУМА


- Анатолий Петрович, продажа оружия, как и любая большая политика, всегда окутана покровом тайны. И тем не менее, каковы «альфа и омега» этого сложного процесса?

- Совершенно верно, торговля оружием всегда была сферой большой политики, где не особенно стремятся афишировать количество, стоимость и виды приобретаемых вооружений. А острая конкурентная борьба и высокая цена вопроса очень часто вынуждают задействовать мощный политический ресурс первых руководителей государств - экспортеров и покупателей военной продукции. Приобретая у нас оружие, страна-импортер доверяет нам главное - свою безопасность, а в конечном счете - независимость, целостность и суверенитет. Такое государство на долгие годы становится нашим партнером по военно-техническому сотрудничеству. Ведь купленное оружие будет использоваться 20, 30, а то и 50 лет. И все эти годы его нужно снабжать запчастями, создавать инфраструктуру для использования этой техники и обучения персонала, а в дальнейшем обеспечивать модернизацию, ремонт и даже утилизацию. Сейчас мы делаем первые шаги по формированию соответствующей инфраструктуры в зарубежных странах. Но уже есть весьма показательные примеры. Я имею в виду холдинг «Вертолеты России», который недавно открыл новые центры в странах Латинской Америки, Индии, прорабатывает предложения и для других государств и регионов.

И еще. Для России военно-техническое сотрудничество никогда не сводилось лишь к получению валюты для пополнения госказны. Зарубежные контракты помогают предприятиям отечественной оборонки получать дополнительные инвестиции в разработку новейших образцов вооружения. Это наш общий вклад в перевооружение армии.

А в трудные девяностые годы зарубежные контракты фактически помогли выжить многим заводам и конструкторским бюро «оборонки».


- Каков конкретный механизм этой деятельности, отражающей стратегию и тактику военно-технического сотрудничества с иностранными государствами?

- Если говорить о торговле оружием предметно, то существует прогноз военно-технического сотрудничества на среднесрочную перспективу до 2015 года. Из него мы и исходим в своей деятельности, основа которой - глубокий и масштабный аналитический процесс. Сотрудники нашего предприятия изучают ситуацию в регионе, военно-экономический потенциал и финансовые возможности будущего партнера, его потребности в конкретных видах и объемах вооружения и военной техники, нюансы взаимоотношений с Россией и десятки других вопросов. Это крайне важно.

Ведь своими действиями мы не должны повлиять на военно-политическую ситуацию, сложившуюся в регионе, или допустить, чтобы наше оружие попало в воюющие между собой государства, оказалось в распоряжении одиозных и тоталитарных режимов, тем паче - в руках террористов. Огромное внимание уделяем мы и взаимодействию с представителями российского ОПК, где должны выполняться экспортные заказы, мы учитываем требования и пожелания Минобороны России. И еще один важный момент. Мы всегда стремимся помочь нашим партнерам умело и органично адаптировать новую российскую технику к уже имеющейся структуре обороны, добиться того, чтобы вся система действовала четко, быстро, слаженно и эффективно.

В результате готовятся предложения, которые рассматриваются на комиссии по военно-техническому сотрудничеству, которую, как известно, возглавляет Президент РФ. И все это - на фоне вдумчивой предконтрактной работы, напряженного, ответственного и кропотливого переговорного процесса. Именно здесь специалисты предприятия объясняют нашим потенциальным партнерам тактико-технические и боевые характеристики российского оружия, его преимущества перед аналогичными образцами конкурентов, договариваются о ценовых параметрах. Однако можно сколь угодно долго изучать рынок, вести переговоры с солидными зарубежными партнерами, рекламировать продукцию в России и за рубежом, но только подписанные контракты идут в зачет конкретным коллективам и руководителям «Рособоронэкспорта». Только они могут быть критерием эффективности нашей деятельности. Но и это еще не все. Важно не только превратить заказы в твердые контракты, но и обеспечить загрузку предприятий ОПК выполнением заказов.

Другой аспект нашей работы. Каждые два года правительство РФ утверждает наш выставочный план. Ведь мы активно участвуем практически во всех ведущих международных выставках вооружения и военной техники (ВиВТ). За год их набирается примерно полтора-два десятка. Вся эта работа нацелена на увеличение экспорта российского вооружения и военной техники на мировом рынке, поиск новых партнеров, укрепление и расширение старых связей. Ее результаты укрепляют позиции нашей страны на международном рынке вооружений. И если в 2000 году, когда был создан «Рособоронэкспорт», объемы экспорта ПВН составляли 2,6 миллиарда долларов, то в прошлом году они поднялись до уровня в 6,725 миллиарда долларов.

А вместе с теми, кто поставляет запчасти и осуществляет ремонт техники (кроме «Рособоронэкспорта» в нашей стране военно-техническим сотрудничеством с зарубежными странами занимаются еще 23 предприятия и организации. - Авт.), этот показатель равен 8,2 миллиарда долларов.


- Но иногда продажу оружия называют циничным и грязным бизнесом, торговлей смертью...

- Не стоит так сильно сгущать краски. Более того, я в принципе не согласен с такой постановкой вопроса. Морально-этические проблемы в значительно большей степени касаются не тех, кто производит и продает оружие, а тех, кто его использует.

Судите сами: торговлей оружием занимались всегда и везде, и не только для того, чтобы воевать. Зачастую сильные и мудрые противники предпочитают сражаться не на поле боя, а договариваться за столом переговоров. В истории много тому примеров. Именно поэтому сегодня оружие воспринимается не как средство ведения войны, а как фактор, сдерживающий агрессию, а значит, сохраняющий жизни миллионов людей.

Прибавьте к этому массу международных и внутренних законов, жестко регламентирующих продажу оружия, а зачастую и запрещающих ее. Я имею в виду международные санкции в отношении некоторых стран, а также запрет на распространение оружия массового уничтожения. Ситуация такова, что у каждой страны есть специфические внешние и внутренние угрозы, от которых можно защититься только с помощью оружия. Но далеко не каждое государство может производить автоматы, пушки, танки, самолеты, корабли. Им выгоднее купить это оружие, обучить с нашей помощью специалистов, нежели создавать собственное производство. Ведь выпускать весь спектр современной военной техники могут далеко не все даже экономически и технологически развитые страны.


ЧТО И КОМУ ПРОДАЕТ РОССИЯ?

- Если не секрет, какова нынешняя ситуация на мировом рынке вооружений и военной техники?

- В целом ситуация достаточно прогнозируемая. Анализ авторитетных зарубежных источников военной информации позволяет сделать вывод о том, что за последнее время среднегодовой объем международного рынка вооружений составляет порядка 50-60 миллиардов долларов. До 2015 года в мире будет ежегодно выпускаться примерно по 1100 единиц авиатехники, в том числе 350-450 боевых и учебно-боевых самолетов и более 500 военных вертолетов. Емкость мирового рынка авиатехники оценивается в 22-24 миллиарда долларов в год. Ежегодный объем мировых продаж военно-морской техники будет держаться в пределах 20-25 миллиардов долларов, в том числе доля экспортно-импортных операций составит около 9 миллиардов. Экспорт техники ПВО не претерпит существенных изменений и займет примерно 15-20 процентов мирового рынка, что составит 5-7 миллиардов.

На рынке сухопутных вооружений мы ожидаем некоторого повышения спроса на легкую бронетехнику - до 800 единиц в год и артиллерийские системы - до 600 единиц. Прежним останется спрос на танки - примерно 450-500 машин. На покупку этой техники государства-импортеры потратят 8-10 миллиардов долларов. Конечно, это достаточно условные показатели, но они четко иллюстрируют тенденцию мирового рынка, его динамику.

- Расскажите, какую военную технику чаще всего покупают иностранные заказчики, бывает ли смена приоритетов?

- За последние годы структура российского экспорта вооружений и военной техники не претерпела особых изменений. На первом месте, как обычно, авиация, которая занимает примерно половину продаж. В прошлом году этот показатель составил 55 процентов. На втором месте техника ПВО - 17,4 процента. Затем вооружение для сухопутных войск - 15,1 процента и военно-морская техника - 9,1 процента. На другие виды ПВН приходится еще 2,4 процента. Если говорить о видах экспортной продукции, то 57,4 процента отводится на вооружение и военную технику, 19,5 процента - на ЗИП и агрегаты, 12,5 процента составляют оборудование и комплектующие, 7,4 процента - работы и услуги.


- Каковы основные страны-импортеры и как «Рособоронэкспорт» расширяет свои рынки сбыта?

- «Рособоронэкспорт» работает примерно с 70 странами. Однако если раньше основная часть сделок приходилась на Индию и Китай (до 80 процентов объема поставок), то теперь кроме этих стран постоянными импортерами российского вооружения и военной техники стали Алжир, Венесуэла, Малайзия, Индонезия и другие страны. Если говорить о лидерах по закупкам нашего оружия, то это Индия, Алжир, Венесуэла, Китай, Египет, Вьетнам.

Активная работа продолжается по освоению новых рынков. Прежде всего это латиноамериканские страны. В этом регионе подписаны и реализуются контракты не только с Венесуэлой, но и с Мексикой, Перу, Колумбией, Бразилией, Кубой. Есть хорошие предпосылки для экспорта оружия в Чили, Уругвай, Эквадор.

Продолжаем укрепление взаимовыгодного сотрудничества в сфере ВТС с государствами Юго-Восточной Азии - Вьетнамом, Индонезией, Малайзией, а также Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки. Так что география наших поставок становится все более диверсифицированной. Но чтобы представить более полную картину работы нашего предприятия, сообщу вам, что только в прошлом году у нас рассмотрено 2281 обращение инозаказчиков и подписано 1400 контрактов.

- А страны СНГ? Пресса почему-то мало об этом пишет.

- Военно-техническое сотрудничество с ближайшими соседями из Содружества независимых государств мы проводим в рамках государственной политики России, предлагая нашим партнерам значительные преимущества. В частности, для этих стран действует режим льготных поставок и другие приоритетные формы взаимодействия в сфере ВТС. Ведь армии СНГ оснащены вооружением советского и российского производства. Весьма динамично у нас развиваются отношения с Казахстаном, Азербайджаном, Белоруссией и другими государствами. Печать об этом не пишет потому, что здесь нет никакой сенсации.


НАША ТЕХНИКА В НАТО

- Какое российское вооружение и военную технику закупают страны НАТО? Может ли наша экспортная техника интегрироваться в систему вооружения Североатлантического альянса?

- Конечно, мы поставляем вооружение членам блока НАТО. Более того, идя навстречу пожеланиям заказчиков, специально адаптируем некоторые виды вооружений под стандарты этого альянса. Понятно, что по количеству такие поставки нельзя сравнивать с теми, которые мы осуществляем вне западного блока, поскольку участники НАТО преимущественно ориентируются на закупки ВиВТ западных производителей. Но и у нас они приобретают системы и комплексы ПВО, вертолеты, бронетехнику, оружие ближнего боя и боеприпасы к нему. И вся эта техника в оперативно-тактическом отношении соответствует стандартам НАТО.


- Есть конкретные примеры?

- Взять хотя бы военно-техническое сотрудничество между Россией и Турцией. Оно ведется с 1994 года, когда была образована Межправительственная российско-турецкая смешанная комиссия по сотрудничеству в оборонной промышленности и военно-техническим вопросам. Турция стала одной из первых стран НАТО, с которой Россия установила контакты в этой области. В середине девяностых годов наша страна поставила главному управлению жандармских войск и министерству национальной обороны бронетранспортеры, транспортно-десантные вертолеты, пожарные суда, некоторые виды стрелкового оружия и боеприпасы к нему.

В прошлом году «Рособоронэкспорт» выиграл тендер на поставку вооруженным силам Турции партии современных противотанковых ракетных комплексов. Мы расцениваем эту закупку как естественное стремление Турции диверсифицировать свой оружейный импорт на основе взаимовыгодного сотрудничества между нашими странами.

- Но ведь в НАТО много и новых участников из стран бывшего «восточного блока», имеющих запасы еще советского оружия.

- Да, в силовых структурах государств Восточной Европы, недавно вступивших в НАТО, осталось еще достаточно много российской боевой техники. Это самолеты МиГ-29, вертолеты типа Ми-17 и Ми-24, зенитные ракетные комплексы большой, средней и малой дальности. В одночасье сменить их на новые образцы нет никакой возможности. Поэтому некоторые страны обращаются к нам, чтобы модернизировать эту технику и адаптировать ее под стандарты НАТО. И у нас нет никаких технических препятствий для модернизации. Важно обеспечить оперативно-тактическое сопряжение этой техники с теми системами боевого управления, разведки и целеуказания, которые есть у эксплуатантов. Наша позиция здесь однозначна: в этой работе должны участвовать специалисты российских предприятий, на которых эта техника создавалась, или в кооперации с фирмами, представляющими интерес для заказчиков.

- Насколько часто используют российскую военную технику международные организации, например ООН?

- Организация Объединенных Наций активно использует нашу технику в миротворческих операциях, особенно бронетранспортеры и вертолеты. Наши винтокрылые машины прекрасно зарекомендовали себя с позиций качества, надежности, выносливости в очень сложных климатических условиях, например в Африке. По надежности российские вертолеты можно сравнить со старой «трехлинейкой» или автоматом Калашникова. Они надежны, удобны, готовы к действиям в любой обстановке.


В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА, КОНКУРЕНЦИИ И ГЛОБАЛЬНЫХ УГРОЗ

- Скажите, по силам ли России в условиях жесткой конкуренции сохранить лидирующие позиции в торговле оружием?

- Я бы даже сказал: конкуренция не жесткая, а жесточайшая. И в этой борьбе далеко не все зависит только от «Рособоронэкспорта» как посредника. Прежде всего предприятия российского ОПК должны выполнять свою работу качественно и в срок. Но это невозможно без системного роста нашей экономики, ее переориентации с сырьевого на технологичное производство. А задача номер один - системное техническое и технологическое перевооружение наших заводов. Оно необходимо не только для повышения качества, но и выпуска принципиально новой высокотехнологичной продукции.

Отмечу еще две составляющих. Это военно-политический авторитет России в современном мире и, конечно, профессионализм менеджеров «Рособоронэкспорта», которые ведут переговоры и заключают контракты.

Сейчас мы проводим активную маркетинговую политику, которая строится на основе анализа интересов и запросов наших потенциальных клиентов на протяжении всего жизненного цикла поставляемого вооружения и военной техники. В частности, повышается качество послепродажного обслуживания, уровень подготовки специалистов, расширяется экспорт запчастей, в странах-импортерах создаются техническая инфраструктура, центры обучения и переподготовки персонала. Внедряем гибкую ценовую политику с применением разнообразных форм расчетов с учетом финансовых и экономических возможностей стран-импортеров, используем оффсетные программы и бартерные операции.

- Но жизнь преподносит свои неприятные сюрпризы. В канун МАКСа и во время демонстрационных полетов на выставке в Польше терпят крушение самолеты российского производства. Наверняка конкуренты используют эти ЧП в своих целях. Так уже было, когда 3 июня 1973 года потерпел катастрофу сверхзвуковой Ту-144 на выставке в Ле-Бурже в Париже...

- Если вы посмотрите статистику катастроф западной авиатехники, то увидите, что по количественным показателям она перекрывает инциденты с нашими машинами. Меньше чем за два месяца до катастрофы под Жуковском в штате Юта (США) разбился истребитель F-16, пилот капитан Джордж Хоутон погиб. По сообщениям прессы, за последние десять лет только на базе американских ВВС Luke, где дислоцируются около двух сотен самолетов, потерпели крушение 17 машин F-16. Весной прошлого года в Индии на авиабазе в Бидаре потерпел катастрофу учебно-боевой истребитель «Хоук», только что закупленный индийскими ВВС в Англии. В той же Польше, где недавно во время выставки разбился «Су» из Белоруссии, два года назад потерпели крушение два самолета Zlin Z-526 польской пилотажной группы «Желязны». Они столкнулись в полете, летчики погибли. И такой список потерь можно продолжить по всем маркам самолетов в различных странах. Каждый факт авиационного происшествия нужно рассматривать отдельно и выяснять конкретные причины. Но общая тенденция такова, что при полетах на современных самолетах летчик находится уже на пределе своих психофизиологических и физических возможностей и дальнейшее увеличение этих нагрузок практически невозможно. Об этом свидетельствует и статистика. Причины абсолютного большинства летных происшествий - не технические сбои самолетов, а человеческий фактор и внешние составляющие, те же птицы, попадающие в двигатели.

Если же быть объективным, то свое превосходство по многим позициям российская авиатехника неоднократно демонстрировала на регулярно проводящихся в США учениях «Красный флаг». Во время демонстрационных полетов на МАКС-2009 все мы еще раз смогли убедиться в феноменальных возможностях наших машин.

- Кстати, как вы оцениваете итоги МАКСа-2009?

- Об успехах нашего салона свидетельствуют количество участников и объем заключенных контрактов. Вот информация российских СМИ. В 2005 году в МАКСе участвовали 520 российских предприятий и 135 зарубежных фирм, а объем заключенных сделок составил 5 миллиардов долларов. 2007 год - 540 российских и 247 зарубежных предприятий, объем сделок - 3 миллиарда. И наконец, нынешний салон - 436 российских и 275 зарубежных предприятий, контракты на общую сумму 10 миллиардов. Хотя российских участников было несколько меньше, зарубежных гостей оказалось больше, чем на прошлых выставках, а суммы заключенных контрактов превзошли все ожидания.

«Рособоронэкспорт» также активно поработал на этом салоне. Мы были не только генеральным спонсором, но и вели активный переговорный процесс с иностранными делегациями, создавая серьезный задел на будущее.

- Значит, кризис не особенно задел российскую «оборонку»?

- Весь мир ощутил кризис. Он, безусловно, отразился и на работе предприятий оборонно-промышленного комплекса России. Появились проблемы кредитования, увеличения банковских ставок. Но кризис продлится не вечно. И в этот сложный период нужно консолидировать активы, людской ресурс, обеспечить технологический прорыв на будущее. Проблема в том, что и предкризисный период, я имею в виду девяностые годы, тоже был для нашей «оборонки» очень трудным.

После развала СССР часть профильных заводов и центров ОПК оказалась за пределами России. Поэтому необходимо продолжать восстанавливать сотрудничество и укреплять производственные связи уже в рамках международной кооперации. При необходимости надо создавать и собственные предприятия. В первую очередь это касается стратегических профильных центров. В России, например, строится много вертолетной техники, но практически нет заводов, производящих вертолетные двигатели. Конечно, в перспективе этот дисбаланс будет устранен.

Остались за рубежом и многие узкопрофильные предприятия ОПК, которые просто прекратили существование, а ведь их продукция крайне необходима. Вот и приходится возрождать их заново. Кроме этого, при создании современной военной техники необходимы качественно новые композитные материалы, которые не производились ни в СССР, ни в России. Именно поэтому была принята «Программа разработки, восстановления и организации производств стратегических, дефицитных и импортозамещающих материалов и малотоннажной химии для вооружений, военной и специальной техники на 2009-2011 годы и на период до 2015 года». Ее цель - создание промышленной базы для обеспечения новейшими отечественными материалами и технологиями оборонно-промышленного комплекса страны. Она жестко увязана с госпрограммой развития вооружений до 2015 года, а также с планами международного военно-технического сотрудничества России. Короче говоря, необходимо создать порядка 200 производств как «с нуля», так и на базе уже существующих предприятий для выпуска материалов и технологий в интересах оборонной отрасли. Это будут небольшие центры для производства конкретной номенклатуры в необходимом количестве для конкретных образцов военной техники и вооружений. Разработчики программы подсчитали, что реализация этого проекта должна принести в госказну свыше 80 миллиардов рублей налогов и позволит создать более 10 тысяч рабочих мест. Что-то уже сделано, что-то находится в процессе... Но кризис внес в эту работу свои коррективы.


- Анатолий Петрович, как влияют на торговлю оружием те или иные глобальные угрозы, например терроризм, пиратские действия?

- Конечно влияют, и достаточно сильно. Я бы назвал их неким барометром, который в определенной степени определяет специфику закупок. Взять хотя бы терроризм. Именно это уродливое явление определило спрос в подразделениях антитеррора на оружие специального назначения и спецтехнику. Сегодня практически на любой международной выставке вооружений и военной техники представлены уникальные роботы по поиску и уничтожению самодельных взрывных устройств, различные газоанализаторы, сканеры, системы видеонаблюдения и другие приборы. В определенной степени нынешние угрозы дают толчок и прикладным научным разработкам для создания современной антитеррористической техники. Ведь для успешной борьбы с бандитами, эффективного предотвращения и пресечения терактов спецслужбы в своем техническом оснащении всегда должны значительно опережать преступников.

То же самое можно сказать и в отношении пиратов. Только в этом году у берегов Сомали морские разбойники захватили порядка сотни судов и уже получили выкуп более 150 миллионов долларов. Но, согласитесь, к каждому торговому судну невозможно поставить корвет в качестве сопровождения. И за легкими пиратскими лодками на нем не станешь гоняться. А вот с помощью небольших быстроходных и хорошо вооруженных катеров эту проблему можно решать эффективно и быстро. Кстати, наши патрульные катера типа «Мангуст», «Соболь», «Светляк», «Мираж» идеально подходят для выполнения этих задач. Это относится и к вертолетам морского и прибрежного базирования, которые успешно могут контролировать акваторию.

И стоить это будет дешевле, чем платить пиратам миллионы долларов выкупа. Тем более что в декабре прошлого года принято решение ООН о борьбе с морскими бандитами.

- Находит ли спрос такое спецоружие?

- Конечно. Его закупают у нас многие страны. Как правило, это небольшие по объему и стоимости партии. Но сюда входят и спецтехника, и бронетранспортеры, и даже вертолеты для использования в полицейских операциях.

- Что мы можем предложить?

- Сегодня Россия производит всю гамму специального оружия. Многие наши образцы вообще не имеют аналогов в мире. Например, подводные автоматы и пистолеты для спецподразделений аквалангистов. Есть вооружение, которое создавалось под специальный патрон и необходимо для проведения операций по освобождению заложников. Конечно, с помощью одной лишь спецтехники с этими угрозами не справиться. Здесь нужен комплекс оперативных и законодательных мер, межгосударственные соглашения и сотрудничество спецслужб. Но поверьте мне как профессионалу, без оснащения специальных, охранных и полицейских подразделений современным оружием и техникой проблему терроризма и пиратства решить невозможно.

- В последнее время много говорят о производстве и продаже контрафактного вооружения и военной техники.

- Для нас это настоящий бич. Только на контрафактных автоматах Калашникова, которые производятся различными фирмами в добром десятке стран и за бесценок расползаются едва ли не по всему миру, Россия ежегодно теряет огромные средства. Похожая ситуация и с другими видами вооружения и военной техники. Способов изготовления такой сомнительной продукции немало. Это и производство по просроченным или утратившим силу лицензиям, и мнимая «модернизация», когда привнесенные незначительные изменения позволяют продавать российскую технику под новой маркой. Как правило, качество этих изделий весьма посредственное, но их покупают из-за цены, которая в два, а то и в три-четыре раза ниже, чем на мировых рынках оружия. Сейчас мы активно противодействуем этому негативному процессу, проводим переговоры с производителями контрафактной военной продукции, чтобы найти взаимоприемлемые способы решения этой проблемы. Не скрою, иногда приходится принимать и жесткие меры. На прошедшей недавно в Стамбуле выставке IDEF'09 наша делегация в ультимативной форме потребовала от устроителей салона и Министерства национальной обороны Турции запретить демонстрацию на стенде Пакистана пиратских копий автомата Калашникова, выстрелов к ручному гранатомету РПГ-7 и 122-мм артиллерийского снаряда Д-30. Благодаря принятым мерам контрафактное оружие было снято со стенда. Кстати, большую помощь в этой работе нам оказали российские и иностранные журналисты.

- Вы упомянули имя Михаила Тимофеевича Калашникова - создателя лучшего в ХХ веке автомата АК-47.

- Да, в мире изготовлено около 100 миллионов экземпляров АК различных модификаций. Количественные показатели американской автоматической винтовки М-16 Стоунера, занимающей вторую позицию в ружейной табели о рангах, не идут ни в какое сравнение - всего 12 миллионов. Сейчас автомат Калашникова используется армиями 82 государств.

Нынешний год богат для Михаила Тимофеевича на юбилеи. Только что мы отметили 60-летие его трудовой деятельности на «Ижмаше», в том числе из них более 30 лет - на посту главного конструктора - начальника КБ по стрелковому оружию этого концерна. Уже почти 15 лет он сочетает свою основную работу с должностью консультанта генерального директора «Рособоронэкспорта». В составе делегаций нашего предприятия он достойно представляет российский оборонно-промышленный комплекс на ведущих международных выставках, эффективно влияя на процесс переговоров с потенциальными заказчиками российского оружия. Благодаря этому за последнее время значительно увеличился средний годовой объем зарубежных поставок стрелкового оружия, средств ближнего боя и боеприпасов к ним.

Ну, а главное событие - 90-летний юбилей Михаила Тимофеевича, который мы будем отмечать в ноябре этого года. Это действительно уникальный человек-легенда. Вот с кого, говоря словами Маяковского, нужно юношам, обдумывающим житье, делать свою жизнь.


В РАМКАХ ГОСКОРПОРАЦИИ

- И все же не оружием единым определяется рынок высокотехнологичной продукции?

- Конечно нет. Но именно передовые разработки в ОПК во многом определяют успех в машиностроении, транспорте, телекоммуникациях, связи и даже в медицине. Исторически сложилось так, что лучшие ноу-хау, созданные в интересах обороны, в дальнейшем успешно адаптировались в различных секторах гражданского производства и там находили массовый спрос. Сейчас уже мало кто помнит, что первый турбореактивный пассажирский лайнер нашей страны Ту-104 в своей «первой жизни» был стратегическим бомбардировщиком Ту-16.

В своем секторе деятельности «Рособоронэкспорт» продолжает эту традицию. В настоящее время наш банк инновационных проектов, которые мы предлагаем инозаказчикам, насчитывает более тысячи разработок в самых различных областях, включая машиностроение, медицину, экологию. Эти разработки выполнены с участием более 200 предприятий ОПК из 30 регионов России. Только что, на 10-м юбилейном международном Форуме «Высокие технологии 21 века», «Рособоронэкспорт» и ФГУП «УНИХИМ с ОЗ» стали победителями в номинации «Инновационные технологии для реального сектора экономики и социальной сферы», получив золотую статуэтку «Святой Георгий» за автоматическую установку по производству диоксида хлора «ДХ-100», предназначенную для обеззараживания и очистки воды.

Под свои поручительства и гарантии «Рособоронэкспорт» оформляет кредиты для российских предприятий, финансирует из собственной прибыли перспективные научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки. В результате на мировом, а также внутреннем рынках происходит закрепление не только военной, но и гражданской высокотехнологичной инновационной продукции.

- Для решения подобных проблем и была создана Госкорпорация «Ростехнологии»? Как «Рособоронэкспорт» будет взаимодействовать с ГК «РТ»?

- Госкорпорация «Ростехнологии» призвана содействовать различным отраслям промышленности в разработке, производстве и реализации на внутреннем и внешнем рынках высокотехнологичной продукции. Главное направление нашей совместной деятельности - повышение качества выпускаемой продукции военного назначения, обеспечение разработки и выпуск предприятиями ОПК высокотехнологичной и конкурентоспособной гражданской продукции, ее активное продвижение на мировые рынки.

Сейчас процесс акционирования предприятия в самом разгаре. Это и разработка нормативной базы, и решение кадровых вопросов, и организационно-структурные изменения. К концу года, когда этот процесс завершится, весь пакет акций ОАО «Рособоронэкспорт» будет передан в госкорпорацию. При этом мы останемся единственным госпосредником при осуществлении внешнеторговой деятельности в отношении всего спектра продукции военного назначения. Деятельность в рамках ОАО позволит нам сосредоточиться на решении профильных задач, расширить возможности для инвестиционного маневра, а также быть более гибкими в сфере военно-технического сотрудничества с иностранными государствами. То есть мы сможем эффективно и быстро поддержать наиболее важные с точки зрения выпуска экспортной военно-технической продукции предприятия, перспективные НИОКР, влиять на исполнительскую дисциплину и качество производимой техники. Прибавьте к этому углубление кооперационных связей с нашими зарубежными партнерами в области разработки и создания, в том числе и для третьих стран, новых образцов вооружения и военной техники.


О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ

- Анатолий Петрович, позвольте спросить, в какой степени в нынешней работе помогает ваш прежний опыт?

- Моя работа была тесно связана с силовыми структурами, приходилось иметь дело с той продукцией, которую поставляет «Рособоронэкспорт» за рубеж. В период работы в «Промэкспорте», тоже занимавшемся поставками спецтехники, у меня появился другой опыт. На каждом этапе приходилось приобретать новые знания. Очень много значила работа заместителем гендиректора, когда «Рособоронэкспорт» возглавлял Сергей Викторович Чемезов. Это была замечательная школа руководства, когда требовалось проявление самостоятельности и дисциплины, соблюдение традиций и поиск новых форм работы, тщательный расчет возможностей и внимательное отношение к возникающим рискам. Первоначально я занимался поставками техники для спецподразделений. Это небольшие по объему, но имеющие большую специфику поставки. Потом опыт позволил расширить круг курируемых вопросов. Сейчас большой объем работы связан с налаживанием взаимодействия предприятий всех форм собственности в целях обеспечения поставок продукции высшего качества, осуществления послепродажного обслуживания.

- Важная часть вашей биографии - участие в военных действиях в Афганистане. Конечно, к «Рособоронэкспорту» это не имеет никакого отношения, но к формированию характера воина и гражданина - самое непосредственное. Что значила для вас афганская война?

- В конце семидесятых годов я состоял в группе специального назначения «Вымпел», точнее, ее предшественнице. Все, кто там служил, имели хорошую и разностороннюю подготовку. Естественно, наша группа включалась во многие сложные операции. Первая командировка в Афганистан пришлась на самое горячее время - декабрь 1979 года, когда в эту страну вводился ограниченный контингент советских войск. Тогда мне пришлось участвовать в штурме одного из 12 главных объектов - штаба афганской военизированной полиции. Мы успешно выполнили свою задачу. Бой был скоротечным и жарким. К сожалению, не обошлось и без потерь. В нашей группе погиб один человек.

Вторая командировка пришлась на 1982-1983 годы. Тогда я был командиром группы «Каскад-4» на севере Афганистана в районе Мазари-Шариф. Задача состояла в недопущении диверсий, нейтрализации бандформирований. Вот тут мне пришлось стать экспертом той продукции, которая потом оказалась в арсенале средств, поставляемых нашим партнерам за рубеж по контрактам «Рособоронэкспорта». Наша техника показала себя с самой хорошей стороны. Да и в целом вооружение, которое состояло в Советской армии, не вызывало нареканий. Вот и сейчас мы поставляем технику, которая работает в любых условиях. Естественно, наше оружие, сохранив свои лучшие качества, модернизируется, обретает более высокую надежность и эф-фективность. Расширяется и круг его применения.

Любой вид вооружения служит по 20-30 лет, а дальше внедряются новые технологии, появляются высокопрочные и суперлегкие материалы, разрабатываются вспомогательные системы и приборы. Очень дорого и не всегда целесообразно создавать новый вид вооружения, легче и надежнее совершенствовать то, что уже оправдало себя. Это относится ко всем видам техники. Например, сейчас идет создание и освоение самолетов пятого поколения. Это новая техника, но она впитала в себя все достижения прошлого.

- Как часто вам приходится летать на переговоры к зарубежным партнерам?

- Очень часто. Общение идет на разных уровнях, нередко - на самом высоком. Все зависит от объема подписываемых контрактов. Этим чаще всего определяется уровень переговоров.

- Не мешает ли высокая степень секретности, которой у нас по традиции окружено военное производство?

- Нет, не мешает. Ведь мы продаем только то вооружение, которое разрешено к продаже. Решение принимается Президентом РФ. Если появляется новая продукция, мы обращаемся к Президенту России, и только пройдя все процедуры согласования, изделия получают выход на внешний рынок. Так было с зенитным комплексом С-300. Теперь наступила очередь С-400. Этой оборонительной системой многие интересуются. Мы изучаем спрос и довольны тем, что предприятия ОПК страны получают заказы на годы вперед. Вот и выходит: чем эффективнее мы работаем с зарубежными партнерами, тем выше уровень занятости в стране. Ведь сегодня в российской «оборонке» трудятся 2,5 миллиона человек, или 17 процентов занятых в промышленности. Так что здесь есть прямая зависимость.

Материал подготовили Евгений Косов и Валентин Александров


VIP-Inform

РОССИЯ НА МИРОВОМ РЫНКЕ ПВН

К концу первого десятилетия нового века ежегодные мировые военные расходы достигли астрономической цифры, превысив триллион долларов, и, несмотря на нынешний кризис, продолжают расти. Стабильную тенденцию к увеличению демонстрируют и мировые объемы купли-продажи вооружений и военной техники. По оценкам международных экспертов, рекордным стал 2008 год, когда общемировой объем поставок продукции военного назначения (ПВН) составил 59,74 миллиарда долларов, а сумма экспортных контрактов превысила 101 миллиард. Второе место в почетном списке лидеров оружейного экспорта занимает Россия, уступая лишь США. В нашей стране внешнеторговую деятельность в отношении всего спектра продукции военного, двойного и специального назначения ведет эксклюзивный государственный посредник - Федеральное государственное унитарное предприятие (ФГУП) «Рособоронэкспорт». На его долю приходится более 80 процентов всего военного экспорта России.

Ежегодно ФГУП «Рособоронэкспорт» увеличивает объем зарубежных поставок на 500-600 миллионов долларов. В прошлом году спецэкспортер добился очередного успеха, продав зарубежным партнерам продукции военного назначения на 6,7 миллиарда долларов. Еще более внушительную цифру составляет объем иностранных заказов - порядка 25 миллиардов. Зарубежные контракты «Рособоронэкспорта» позволяют на 5-7 лет вперед обеспечивать загруженность почти 700 предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК) в 56 регионах России, что особенно важно в период кризиса. Это дает возможность не только сохранять, но в некоторых случаях и увеличивать объемы производства, обеспечивая полную занятость трудовых коллективов.

И еще одна немаловажная деталь. В отличие от сырьевого рынка цены на продукцию военного назначения еще не обваливались ни разу за всю историю военно-технического сотрудничества (ВТС) России с зарубежными странами. Сейчас продукция военного назначения входит в первую пятерку наиболее ликвидных российских товаров после газа, нефти, черных и цветных металлов. Более того, это высокотехнологичный сегмент отечественного экспорта, отвечающий мировому уровню.


VIP-Premier, международный журнал о лидерах и для лидеров. 9-10/2009. Эксклюзив.

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011