Главная arrow Статьи arrow На страже неба
Главное меню
Главная
Галерея
Поля/Услуги
Контакты
Гостевая
Статьи
Амуниция
Новости
Интересное
Партнёры
О войне
Военные действия
Статьи о войне
Полезные ссылки
Армия
Военная история
Оборона и безопасность
Оборонка
Оружие
На страже неба

Очередным гостем программы "Военный совет", которая еженедельно выходит на радиостанции "Эхо Москвы" и телеканале "Звезда", стал заместитель главнокомандующего ВВС по противовоздушной обороне генерал-лейтенант Сергей Разыграев.


- Расскажите немного о войсках ПВО? Когда они появились, что собой представляют?


- В этом году мы уже в 35-й раз отмечаем свой профессиональный праздник. Он был установлен 35 лет назад постановлением президиума Верховного Совета СССР. Несколько позднее была определена его дата - второе воскресенье апреля. Войска ПВО, разумеется, намного старше. В 1914-1915 годы прошлого столетия командующий 6-й армией под Петроградом своим приказом №90 выделил часть сил и средств из состава подчиненных войск с задачами уничтожения воздушного противника. С того времени войска ПВО и начали свое развитие. До 1917 года у них не было специальных средств, но предполагалось использование артиллерии, приспособленной для стрельбы по самолетам. В Гатчинской авиационной школе тем же приказом были назначены экипажи для уничтожения воздушного противника.


- То есть к противовоздушной обороне уже тогда относились очень серьезно?


- Да. Потому что с появлением боевой авиации, способной нанести значительный урон и войскам, и объектам, и населению, и коммуникациям, появилась задача борьбы с ней. К сожалению, после революции 1917 года все эти начинания были свернуты. И только в 1924-1925 гг. под руководством Михаила Васильевича Фрунзе в ходе проведения военной реформы данному вопросу было уделено значительное внимание. В Великую Отечественную войну мы вступили с достаточно сильной и подготовленной системой ПВО. Хотя оценки ПВО на тот период давались не совсем лицеприятные. Если судить по архивам, то маршал Тимошенко весьма критически оценивал ее возможности по отражению воздушного противника на тот момент времени.


- В то время, когда Тимошенко наркомом был?


- Да. В ходе войны неоднократно претерпевала изменения организационно-штатная структура ПВО. В ноябре 1941 года постановлением Государственного Комитета Обороны была определена должность командующего ПВО территории страны, определены конкретные задачи для войск и сил ПВО, структуры ПВО были выделены из состава военных округов и подчинены непосредственно наркому обороны. Уже к концу войны были сформированы 4 фронта ПВО.


В ходе Великой Отечественной войны силами и средствами войск ПВО было уничтожено более 7 тысяч самолетов противника, более тысячи танков. Ведь войска ПВО применялись достаточно часто и по наземному противнику. 93 Героя Советского Союза проходили службу в войсках ПВО.


- Как изменилось понимание роли ПВО с появлением ядерного оружия, с тем переустройством, которое было осуществлено в советских Вооруженных Силах в конце пятидесятых годов?


- Безусловно, с появлением у наших потенциальных противников нового оружия, с увеличением его дальности, разрушительной силы, мощи развивалась и система ПВО. Проверенная в боях Великой Отечественной войны система ПВО в послевоенные годы нашла дальнейшее развитие. И организационно-штатная структура, конечно, претерпевала изменения, но не столь значительные, и они не повлияли на общее состояние дел. Система ПВО, созданная в те годы, доказала свою жизнеспособность на многие десятилетия вперед.


Качественное изменение структуры и системы ПВО было осуществлено с появлением зенитно-ракетного оружия, нового парка радиолокационных средств обнаружения противника, новых типов истребительной авиации. Появление у наших потенциальных противников ядерного оружия, новых средств воздушного нападения потребовало и новых адекватных способов парирования угроз.


Достаточно сказать, что самолеты наших потенциальных противников проникали в глубь территории страны безнаказанно и в приграничных районах проводили стратегическую и оперативную разведку. С появлением на вооружении таких самолетов, как МиГ-31, мы эти полеты пресекли. Развитие вооружения, военной техники, форм и способов ведения борьбы с воздушным противником осуществляется постоянно. Это происходит и в наши дни.


- Ну, вот мы сейчас как раз переходим к нашим дням. Модернизация российских Вооруженных Сил, их переход на новый облик... Как это происходит в ваших войсках?


- В ходе формирования нового облика армии ВВС, безусловно, не остались в стороне. Войска ПВО в составе ВВС также претерпели значительные реорганизационные изменения. Хотел бы отметить, что в ходе этих реформ ситуация нисколько не ухудшилась. Войска ПВО были, если можно так выразиться, очищены от тех структур, которые дублировали друг друга. Многие из них были сокращены. Сейчас проходит дальнейшая реорганизация структур, на которых длительное время хранилось вооружение и военная техника. В частности, это касается комплексов С-300, которые вряд ли могут быть быстро включены в боевой состав войск. Поэтому я абсолютно согласен с решением, которое позволило все части ВВС, в том числе и зенитно-ракетных войск, радиотехнических войск, сделать частями постоянной готовности, а не кадра и сокращенного состава. То есть когда в полку несут службу несколько офицеров, ну, полтора десятка, а техника находится где-то в другом месте.


Мы проводили еще в девяностые годы эксперимент, когда комплекс - сложный, многофункциональный, требующий постоянного внимания и обслуживания - был проверен на функционирование по контролю, по боевым параметрам. Потом кабины опечатали и через месяц вновь попытались включить. Это удалось сделать не сразу. То есть выявилось огромное количество неисправностей, которые возникли в связи с тем, что эта техника так устроена, что должна постоянно работать.


- Это какие комплексы?


- С-300, которые сейчас стоят на вооружении. Этот комплекс должен постоянно эксплуатироваться. Нужен постоянный контроль функционирования. Мы должны его держать в горячем, как говорится, состоянии. Так сегодня и обстоит дело. В свое время, еще в начале 1990-х годов, обсуждался вопрос: а не снять ли зенитно-ракетные войска с боевого дежурства? Ведь это достаточно затратное мероприятие, это ресурс техники, это электроэнергия, это личный состав, который постоянно этим занимается. Но от этой идеи отказались. Ведь вооружение и военная техника должны быть постоянно, подчеркиваю, в боевом состоянии. И подготовка личного состава только тогда эффективна, когда занятия проводятся не только на тренажерах, но и на боевой материальной части.


Что касается системы ПВО в целом, то я хотел бы разделить этот вопрос на две части. Говорить о том, что мы, войска ПВО, якобы подчас эксплуатируем неисправную технику, что-то замалчиваем, что-то скрываем, совершенно неправильно. Все, что находится на вооружении зенитно-ракетных, радиотехнических войск, истребительно-авиационных полков, боеготово в той степени, в какой необходимо для выполнения боевой задачи. Если задаться вопросом, а достаточно ли этого количества техники и вооружения для того, чтобы в полном объеме выполнить задачи, то ответ не будет положительным. Да, вооружения хотелось бы больше. И, естественно, это понимает руководство страны, руководство Вооруженных Сил. Поэтому разработана целая государственная программа вооружения, если она будет выполнена - а я в этом не сомневаюсь, - то, конечно, войска ПВО будут способны в полном объеме выполнять поставленные перед ними задачи.


- Какими качествами должны обладать люди, которые служат в войсках ПВО?


- Прежде чем ответить, я хотел бы сделать комплимент вашей программе. Я уже второй раз в ней участвую и очень благодарен за благожелательность, за действительно доброе отношение к собеседнику, которое позволяет мне сказать именно то, что я действительно хочу и что меня волнует.


- Спасибо...


- А теперь о тех людях, которые служат в наших войсках, радиотехнических частях и зенитно-ракетных подразделениях, в истребительной авиации, в обслуживающих подразделениях и частях.


Никогда военный люд не получал больших зарплат. Я убеждался в этом читая исторические мемуары военачальников, офицеров еще царской армии, российской, советской... Но было и есть в военной профессии что-то такое, что заставляет наших детей идти по нашим стопам, надевать военную форму, продолжать дело отцов. Дочерей тоже что-то заставляет выходить замуж за военных. Наверное, и этим можно гордиться.


Войска ПВО - достаточно специфический вид и род войск. Система ПВО устроена таким образом, что она распределена по всей территории России. Наши подразделения разбросаны на огромном пространстве, в труднодоступных местах. Там люди служат, отдают все свои силы делу и долгу. У таких людей главное качество - любовь к Родине. Пусть это, может быть, и высокие слова, но все обстоит именно так.


- Сергей Николаевич, вы же и сами служили в этих самых, как вы говорите, богом забытых местах...


- Безусловно. За время службы мне довелось сменить 16 мест, 16 раз я переезжал. Все это с женой вместе, дочка маленькая, жену за руку, дочку на руки - и в дорогу туда, куда приказала Родина, куда определил вышестоящий командир. Без всяких условий, без всяких преференций, без всяких выгод для себя лично. Так поступали и поступают тысячи...


- Жены следуют со своими мужьями и живут в этих "точках", таких, скажем, как Новая Земля?


- Не буду говорить от имени всех офицеров. Конечно, бывает по-разному. Но в 90% случаев жена едет с мужем. Могу о своей супруге сказать - мы вместе уже 37 лет, и не было случая, когда бы она проживала вдали от места моей службы. Второе же качество, которое я хотел бы выделить и которое крайне необходимо офицерам нынешним - это оптимизм. В свое время, я командовал дивизией на Новой Земле - было в 1992-1993 гг. такое формирование. Не раз облетал "точки" на Земли Франца-Иосифа. Иногда слышишь: "А вы бывали в Париже? Как? Вы не были на Монматре?" Всякий раз хочется ответить с улыбкой: "Зато на Греэм-Белле я был. В Париже, возможно, тоже побываю, а вот вы на Греэм-Белле вряд ли..."


Так вот, когда мы прилетели туда вертолетом - а это достаточно далеко, 700 километров до мыса Желания, потом еще 400 до Земли Франца-Иосифа. И когда по линии связи сказали, что в Рогачево, там, где стоял штаб дивизии, в магазине продают женские сапоги, ко мне подходит жена молодого лейтенанта и говорит: "Товарищ полковник (а я был в этом звании), возьмите на борт". Я удивляюсь: "Зачем?" - "Да там сапоги в магазин привезли". Я говорю: "Неужели вы полторы тысячи километров вертолетом с посадками готовы лететь за сапогами?" - "Да, - говорит, - а почему нет? Хочется быть красивой".


Прошло уже много лет, но я тот случай не забыл. Я просто преклоняюсь перед оптимизмом наших женщин, которые хотят для своих мужей быть красивыми, обаятельными и полезными. Она тогда слетала, сапожки купила - я это точно знаю.


- А ведь настоящая самоотверженность, которая проявляется изо дня в день, может быть и тяжелее, и важнее, чем какое-нибудь однократное изолированное проявление храбрости и мужества. Государство должно помнить об этом.


- Безусловно. Я вот хотел бы в этой связи еще об одном качестве сказать, которым, как мне кажется, обязан обладать офицер. Это качество - сопричастность, небезразличие. Меня поразила реплика одного уважаемого писателя, сценариста. Когда ему задали вопрос "Как вы относитесь к армии?", он ответил: "Никак". Но ведь безразличие - это тоже позиция! И принять ее никак нельзя.


- Мы говорим о тех, кто служит сейчас. В общем-то практически все военнослужащие проходят профессиональную переподготовку. В армии это было всегда, насколько я понимаю, без повышения квалификации служба немыслима...


- Конечно. Во-первых, оперативная и боевая подготовка была, есть и будет всегда, в том числе в войсках ПВО. Сейчас этому уделяется особое внимание, что связано с приходом новейших образцов вооружений и военной техники, с изменениями форм и способов вооруженной борьбы, организационно-штатной структуры, переходом Вооруженных Сил и войск ПВО в частности на новый облик. Это потребовало переработки уставных документов, наставлений, руководств, над чем мы сейчас работаем. Это обязало придать новый импульс всей боевой и оперативной подготовке. Кроме того, сейчас пристальное внимание руководство Вооруженных Сил, руководство ВВС и командующие объединениями уделяют прежде всего персональной подготовке командного состава всех категорий. От командира зависит очень многое, если не все. Поэтому проводятся дополнительная подготовка, сборы с командирами зенитно-ракетных, радиотехнических частей под руководством соответствующих начальников с приглашением наиболее подготовленных преподавателей военных академий, училищ и тех специалистов, которые способны передать свой профессиональный опыт другим.


- Сергей Николаевич, скажите, пожалуйста, а вы довольны тем, как войскам помогает промышленность? Вот к нам приходят военачальники и часто говорят: мы, мол, переходим на то, что есть, выше головы не прыгнешь... А вы сказали, что техникой довольны, что у вас все боеготово...


- Нет, я не говорил, что у нас все боеготово. Сейчас гарантировать, что у нас 100% техники можно применить для решения боевой задачи, я не могу. По причине очень простой. Даже в этой студии лампочки перегорают, я не сомневаюсь, что это случается, хотя и редко.


- Да, бывает.


- А вы представьте зенитно-ракетный комплекс, в котором не один миллион деталей. И, конечно, как инженер по образованию я понимаю, что теорию надежности никто не отменял. В любой момент что-то может выйти из строя. Но есть поэтому специально подготовленный личный состав, который призван за этим смотреть и оперативно принимать меры для устранения. Вы говорите о претензиях к промышленности?


- Да. Вот у нас сухопутчики, например, жалуются, что современных боевых машин нет, что это примерно то же самое, что вводилось в Афганистан. А у вас много новейших образцов вооружений?


- Новейших образцов сейчас явно недостаточно. И если вы меня спросите, знает ли об этом руководство страны, я отвечу: "Знает и полностью владеет обстановкой". Подчеркиваю: то, что у нас находится на вооружении сейчас, поддерживается в боеготовом состоянии. Мы делаем все от нас зависящее, в том числе и с помощью промышленности, чтобы зенитно-ракетные комплексы, истребительную авиацию, радиолокационные станции поддерживать в боеготовом состоянии. Ведь вы же прекрасно понимаете, что сейчас контроль воздушного пространства осуществляется не на всей территории страны. У нас нет такой возможности, как в Советском Союзе в былые времена, когда было более 300 подразделений различного назначения, и мы практически всю территорию страны покрывали радиолокационным полем. Сейчас такой возможности нет. И мы только начинаем возрождать то, что утратили за предыдущие годы. Государственная программа вооружения сейчас в разработке, она практически готова. И параметры, которые закладываются в нее, позволят нарастить боевую готовность поступлением новых образцов техники в войска ПВО.


- А в чем вы больше всего нуждаетесь? Говорят, например, что С-400 - это практически последнее поколение техники, потому что дальше уже космос, дальше уже речь о космическом оружии...


- Говоря о системе ПВО, о войсках ПВО, хотел бы обратить ваше внимание на то, что в составе ВВС есть различное вооружение - ударные комплексы, авиационные ударные комплексы, армейская авиация, дальняя авиация, военно-транспортная со своими задачами, со своими проблемами и со своим вооружением. Но так или иначе, в той или иной степени, где в большей, где в меньшей, все они имеют на вооружении универсальное оружие, которое позволяет не только наносить удары по противнику на его территории, но и решать задачи ПВО. Потому что нанесение ударов по аэродромам и вывод из строя авиации, базирующейся на них, нанесение ударов по пунктам управления, командным пунктам противника на его территории, по войскам решает в том числе и задачи ПВО. Это важно. Сейчас наметилась тенденция к конструированию, разработке и модернизации оружия, авиационного прежде всего, в направлении его многофункциональности. Чтобы оно работало не только по наземным целям, но и по воздушным.


Новое оружие, которое нам даст промышленность, личный состав, офицеры как высочайшие профессионалы освоят в короткие сроки.


- А кто готовит сейчас для вас офицеров, специалистов?


- У нас комплекс военно-учебных заведений. Сейчас после преобразований мы имеем военно-научный учебный центр ВВС, который проводит подготовку офицерского состава в этих высших учебных заведениях. Его филиалы - это Краснодарское, Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков, Челябинское высшее военное авиационное училище штурманов, Ейское высшее военное авиационное училище, Ярославское зенитно-ракетное училище противовоздушной обороны, Санкт-Петербургское высшее военное училище радиоэлектроники, которое готовит офицеров радиотехнических войск. У нас есть военная академия воздушно-космической обороны. Сеть военных учебных заведений преобразована в единую структуру военно-научного учебного центра под единым руководством. Подготовка офицеров у нас налажена, отработана десятилетиями и в наши дни претерпевает изменения, которые продиктованы особенностями времени и новых задач по защите Отечества.


Андрей Гавриленко

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011