Главная arrow Статьи arrow О чем «давний спор славян»?
О чем «давний спор славян»?
Катынское дело уже 20 лет не сходит со страниц отечественной печати, не исчезает из программ российских радио- и телекомпаний. И по-прежнему не только в Польше, но и в наших либеральных прозападных СМИ представляют польских офицеров и генералов элитой – «рыцарями без страха и упрека», а советских политиков и военачальников, бойцов Красной армии и войск НКВД – преступниками и кровожадными упырями. {{direct}}

Напомним, если забыли…

Никто не спорит, в СССР в концентрационных лагерях погибли сотни тысяч людей, практиковались расстрелы военнопленных. Но, увы, подобное имело место и в других странах в первой половине ХХ столетия. Кстати, одарила этот век новым изобретением – концлагерями – «родина парламентаризма». К весне 1901 года в Южной Африке англичане загнали за колючую проволоку свыше 200 тысяч мирных граждан бурских республик. В основном это были женщины и дети. Причем дожили до освобождения лишь 50 процентов детей-заключенных в возрасте до 16 лет и 30 процентов – в возрасте до 8 лет.

Первые концлагеря на территории России, близ Архангельска и Мурманска в 1918 году также создали британские интервенты.

Замечу, что пан Пилсудский устроил подобные узилища в 1919-м, а товарищ Ленин – лишь двумя годами позже. И поначалу сидели в польских концлагерях не большевики и красноармейцы (они начали массово прибывать туда летом 1920-го), а бойцы Западноукраинской народной армии и мирные жители Галичины. Что касается плененных военнослужащих Красной армии, то поляки убили и замучили от 40 до 70 тысяч из них.

Пилсудский и другие руководители возрожденной Речи Посполитой обещали создать федерацию, а произвели на свет тоталитарно-унитарное государство, в котором 40 процентов населения не принадлежали к польской нации. В нее добровольно-принудительно записали лемков, кашубов, поморян и представителей других народов, которые имели больше различий с поляками, чем, скажем, русские с западными украинцами. Пилсудский разрушил и закрыл в процентном отношении больше православных церквей, чем коммунисты в СССР. Любопытно, что в 30-х годах польские жандармы в графе «Национальность» у белорусов писали: «тутэйшие», то есть местные, туземцы.

В итоге в 20–30-х годах в польских концлагерях оказались десятки тысяч украинцев, белорусов, немцев. Тысячи узников там же скончались.

С началом Второй мировой войны, в сентябре 1939 года поляки устроили массовые бессудные расправы над мирным германским населением (к 1 января 1939-го в Польше проживали около 1,5 миллиона немцев). В 1942–1947 годах формирования Армии крайовой, а позже части внутренних войск Польской Республики уничтожили десятки тысяч украинцев.

В 1945-м поляки загнали в концлагеря всех (!) мирных граждан – этнических немцев и депортировали их в Германию лишь через несколько лет – в 1947–1949 годах. При этом смертность в этих местах заключения без суда и следствия в период с 1945 по 1949-й доходила до 50 процентов.

Расследовать все перечисленные преступления ныне в Варшаве не желают, а многие российские СМИ предпочитают обходить их молчанием. «Катынь! Катынь! Катынь!» – зациклились отечественные полонофилы.

По миллиону с каждого россиянина

Весьма любопытно, насколько избирательно отечественные либеральные редакторы подвергают цензуре… польскую пропаганду. Вот, к примеру, через негласный фильтр свободно проходят эмоции по поводу катынского расстрела и поток брани в адрес советских политиков, но жестко отсеиваются все финансовые претензии, выдвигаемые в нынешней Речи Посполитой. А ведь там денежных компенсаций требуют десятки организаций, объединяющих миллионы людей. Они настаивают на расплате деньгами за все – за «Катынь», за «сибирские лагеря», за «неоказание помощи варшавским повстанцам» и т. д. Некий журналист суммировал польские претензии, и в итоге каждый гражданин РФ должен выплатить по миллиону (!) долларов. Кстати, многие иски поляков к России принял и рассматривает в Страсбурге Европейский суд. А наши чиновники и политики как воды в рот набрали: и не отказываются, и не соглашаются.

Коллаж Андрея Седых

Скромно помалкивают последние и о десятках «мини-катынях» – спектаклях, разыгрываемых польским правительством и «общественностью».

Вот, к примеру, сотворила пани Липиньская книгу «Если забуду о них?», в которой в красках повествуется об одном из боев за Гродно в сентябре 1939 года. В ней следующим образом расписаны «злодеяния» советских военнослужащих: «На броне танка распятый ребенок. Мальчик… Кровь из его ран течет ручьями… Из танка выскакивает черный танкист с браунингом, за ним второй. Грозит кулаком, кричит, в чем-то обвиняет нас и мальчика… Глаза мальчика полны страха и муки. С безграничным доверием он отдается нам… Мы убегаем. У мальчика пять пулевых ранений. Он хочет к маме... Он пошел в бой, бросил бутылку с бензином на танк, но не поджег, не сумел... Выскочили из танка, били, хотели убить, а потом привязали на танке».

Историческую правду может легко восстановить любой человек, просто посетив Музей Вооруженных Cил РФ: на броне Т-26, БТ или Т-37 физически невозможно никого распять, не закрыв обзора механику-водителю. Человеческое тело не может служить защитой танка от снарядов противника, пули же из обычного стрелкового оружия и так не продырявят броню.

Если бы подросток действительно бросал бутылку с зажигательной смесью в танк, как пишет прозаик, «пошел в бой», то его легко можно было поразить из пулемета, а вот вылезать танкистам из машины, гоняться за пацаном по улицам, втаскивать его на броню, привязывать и т. д. – и все это под огнем поляков… Бред какой-то.

Кто-то из читателей уже поморщился: ну написала что-то какая-то брехунья, а автор привязался да еще обобщения делает…

Нет, Гражина Липиньская, в девичестве Соколовская, далеко не безобидная сказочница. Уже в 1918 году во Львове она вела разведку против украинских войск. В 1920-м участвовала в Советско-польской войне. В 1921 году была заслана в Силезию (где большинство населения тогда составляли немцы) для организации терактов и массовых беспорядков.

В сентябре 1939-го пани Гражина оказалась в числе защитников Гродно от вступивших в Западную Белоруссию частей РККА. В январе 1942 года возглавляла разведку Армии крайовой на Востоке (глава резидентуры в городе Минске). В июле 1944-го арестована сотрудниками НКВД на территории Белорусской ССР и обвинена в шпионаже в пользу Англии. Выпущена на свободу в 1956-м. Короче говоря – матерая шпионка и террористка, польский «агент 007».

Измышления пани Липиньской вызвали бурю восторга в Польше. В СМИ напечатали кучу показаний анонимных «свидетелей» того, как советские танкисты массово использовали детей в качестве живых щитов.

Сказочный персонаж Липиньской даже обрел имя – Тадеуш Ясинский. За сим в 2007 году активисты Союза поляков Беларуси нашли могилу героя на кладбище в Гродно и установили памятник.

В связи с «70-й годовщиной агрессии России против Польши» тогдашний польский президент Лех Качиньский постановил: «За выдающийся вклад в дело независимости Республики Польша и проявленный героизм при обороне Гродно в 1939 году наградить Крестом Командорским ордена Возрождения Польши посмертно Тадеуша Ясинского».

Итак, глава польского государства официально признал, что русские танкисты распинали польских мальчиков и использовали их в качестве живых щитов.

Впрочем, гродненские мальчишки действительно оказывались на броне наших боевых машин. Ян Сиеминский, поляк, находившийся в белорусском городе в сентябре 1939-го, подтвердил «факты наличия на советских танках евреев, которые убежали из Гродно до начала войны. Были опознаны Александрович, Липшиц, Маргулис и другие. Они указывали экипажам стратегические пункты…»

Приведу также рассказ советских военнослужащих: «Первыми в город Гродно ворвались танки. Улицы были спокойны, дороги целы. Чугунный мост, перекинутый через реку, был свободен. Танки подошли к мосту. Вдруг откуда-то выскочил мальчик лет четырнадцати. Размахивая лоскутком красной материи, он быстро бежал навстречу. Танкист Николаев открыл люк и высунулся наружу. Увидев его, подросток крикнул на белорусском языке:

– Товарищи! Под мостом офицеры поставили мины! Берегитесь, они могут взорваться!

В этот момент из ближайших домов раздались выстрелы. Ребенок быстро скрылся в подворотне. Танкисты не успели узнать даже имя маленького героя…»

От Черного моря до Балтики

Уж очень сильно «малая Катынь» похожа на большую. Мальчики, показывавшие дорогу танкистам, трансформировались в жертвы русских садистов, распинавших детей.

Не пора ли нам задуматься: почему события 70-летней давности, как реальные, так и мифические, ежедневно смакуются польскими СМИ? Почему в подобных шоу принимает участие глава Республики Польша? И вообще откуда весь этот поток ненависти к России и русскому народу?

Берусь дать точный и исчерпывающий ответ – из-за Кресов.

Что это такое? 99,99 процента населения Российской Федерации отродясь не слыхали ни о каких Кресах – ни о западных, ни о восточных. Зато все 100 процентов поляков об этом знают и считают самым больным вопросом.

Как такое могло случиться? Очень просто. Польские правители, дипломаты и деятели искусств постоянно разглагольствуют о Кресах у себя дома, но пересекая восточную границу Речи Посполитой, мгновенно забывают это слово. Что делать, у поляков национальная болезнь – рассеянный склероз.

Ну а руководство наших СМИ также не пропускает этот термин сквозь решетки якобы отсутствующей у нас цензуры.

Интересно, что само по себе слово kresy – «кресы» не несет какой-либо политической нагрузки и буквально переводится как конец, край, то есть территория. Но в XIX–XXI веках Кресы у поляков ассоциируются исключительно с землями современных Литвы, Беларуси и Украины. Иногда в состав Кресов включают заодно и Смоленскую область.

Беда россиян в том, что они даже не понимают, о чем говорят западные соседи РФ. В ХХ столетии советские пропагандисты всю вину за противоречия между поляками и русскими валили на самодержавие и польских феодалов. Нынче полонофилы, правящие бал в России, винят в этом не только царский режим, но и советскую власть, а польские феодалы у них – белые и пушистые.

Между тем польская элита даже не считала русских… русскими. Давайте прочтем, например, обращение польских дворян Подольской губернии к императору Александру II: «Августейший монарх… Русь соединилась с Польшей торжественным и добровольным Люблинским договором, целыми поколениями принимала формы родственной цивилизации. Образованность и общественная жизнь ее с незапамятных времен запечатлены характером исключительно польским!».

Поэтому подольская шляхта нижайше просит государя воссоединить Русь (!) с остальными землями Польши. А дальше, царь-батюшка, правь нами и впредь. Однако Александр Николаевич отказал «заявителям» да еще приказал ускорить освобождение крестьян в западных российских губерниях. Возмущенные паны за это обозвали самодержца… коммунистом.

Наивные русские революционные демократы – Герцен, Огарев и иже с ними в 1863 году утверждали: «Освобождение Польши – половина освобождения России», призывали шляхтичей совместно свергнуть царизм – этого «колосса на глиняных ногах».

Но шляхтичам, за исключением кучки левых, нужны были исключительно Кресы и проживавшие там холопы. Замечу, что в ходе польских восстаний 1830 и 1863 годов их руководители отнюдь не помышляли об освобождении от русской «тирании» Польши в этнических границах, то есть по линии, прочерченной в 1919 году русофобом лордом Керзоном. Ни в 1830, ни в 1863 годах подобный вариант не рассматривался даже в качестве программы-минимум. Конечная цель вооруженных выступлений – Речь Посполитая в границах образца 1792 года. Это я говорю об умеренных панах, остальные требовали воссоздать государство с рубежами Великого княжества Литовского времен князя Витовта – «от моря до моря».

Кстати, когда истинные намерения главарей второго «повстания» дошли-таки до Герцена, он 29 апреля 1867 года в сердцах написал Бакунину, что его поддержка панов «была колоссальной ошибкой», и о своем убеждении «в совершенной неспособности, отсталости, тупости этой доблестной и глупой нации».

Для польских панов тогда и сейчас Русь – синоним Кресов. А те русские, которые проживают за их пределами, вовсе не русские, а монголы, угро-финны и т. д. Замечу, что с подобными утверждениями охотно соглашаются современные националисты Украины и Беларуси.

Участник восстания 1830 года граф Млоцкий писал, что великий князь Константин представляет собой «тип настоящего монгола». Конечно, не графское это дело изучать школьные учебники истории, из которых следует, что Константин Павлович Романов был на 94 процента немцем.

Скажите громко. Вас услышат

Посмотрим внимательно фильм Анджея Вайды «Катынь». Место действия в киноленте несколько раз переносится из собственно Польши в Кресы. При этом разница одна: там оккупанты – немцы, а там – русские. И все! Но в Кресах среди десятков персонажей только поляки, в многочисленных массовых сценах нет ни белорусов, ни украинцев. Везде – одна страна, разделенная захватчиками. Хотя Красная армия заняла только украинские и белорусские земли, входившие в состав Древнерусского государства, а позже – Российской империи. Ныне же там суверенные государства: Литва, Беларусь и Украина. Но повторяю, для пана Вайды это все – одна Польша.

Представим себе фильм о Смоленске в 1942 году, где фигурируют только немцы и нет ни одного русского! Так не пора ли спросить у пана Анджея да и у всякого заезжего поляка, вплоть до президента и премьера: «Чьи Кресы?». Это исконно русские или польские земли?

Ответ на этот вопрос разом решает все проблемы между двумя народами. В самом деле, если первое лицо государства, глава правительства и депутаты сейма ответят, что они думают, то есть «Да! Кресы – исконно польская земля», тогда русские действительно агрессоры и представляют вечную угрозу Речи Посполитой.

Царь Михаил Федорович еще в 1632 году хотел отнять у нее «польский» город Смоленск, но был разбит. Затем его сын, тишайший царь Алексей забрал у поляков не только Смоленск, но и Левобережную Украину.

Наконец, «злодейка» Екатерина II в ходе трех разделов Речи Посполитой окончательно захватила Кресы. Однако бывший террорист Пилсудский в ходе серии войн 1918–1920 годов вернул Польше часть территорий. Пан маршал пытался отбить и другие «польские» города – Киев, Смоленск, Одессу…

Автор не ерничает: еще в XV веке знаменитый польский историк Ян Длугош писал, что Киев был основан польским (!) князем Кием. Но «вероломные» большевики не только не отдали вышеперечисленное, но и совершили «агрессию» против Польши. Забыл Юзеф Пилсудский об «отвратительном» русском обычае провожать незваных гостей до самого дома. Пожаловал Карл XII под Полтаву, так солдаты Петра Великого затем добрались до шведской Померании и не единожды навестили берега самой Швеции. Побывало воинство Наполеона I в Москве в 1812 году, а потом российские полки совершили ответный визит в Париж. Решил Гитлер отправить вермахт в поход nach Osten в июне 1941-го – и в апреле 1945 года советские танки ворвались в Берлин…

Осенью 1939-го русские опять вероломно захватили Кресы. Короче, мы кругом виноваты и должны каяться, каяться и еще раз каяться. И разумеется, платить «Христу ХХ века», как сейчас польская интеллигенция величает Речь Посполитую.

Конечно, ни президент, ни премьер Республики Польша сейчас не рискнут назвать во всеуслышание Кресы исконно польской землей. Так, в своем кругу разве что, но публично – ни за что!

Напрасные претензии

Прямые или даже косвенные претензии на территории Литвы, Украины или Белоруссии вызовут бурю возмущения в этих странах, гнев Брюсселя и Вашингтона.

Так что же делать бедным полякам? Согласиться с тем, что Червонная, Белая и Малая Русь еще в IX веке объединились в Древнерусское государство, когда польского еще и не существовало? Признать, что православие в эти земли пришло раньше, чем католицизм в Польшу? (Официальное разделение Церквей произошло в 1054 году, но уже в IX веке были существенные различия в Византийской и Римской церквях.)

Но тогда, как карточный домик, рассыплются все польские претензии и обиды, накопленные за пять последних столетий. Ведь ни Алексей Тишайший, ни Екатерина Великая, ни Сталин не взяли ни одной пяди земли, где коренным населением были поляки или, как говорят историки, земель Пястов. Они вернули лишь исконно русские территории.

Таких примеров в истории Европы предостаточно. И никому не приходит в голову называть испанских монархов агрессорами за то, что они в ходе пятивековой Реконкисты отвоевали Пиренейский полуостров у мавров, или французских королей, которые во время Столетней войны вернули себе земли, захваченные англичанами. Хотя и испанцы, и французы совершили множество жестокостей, в том числе по отношению к пленным и мирному населению.

И какие могут быть претензии к России за деяния Алексея Михайловича, Екатерины II и Сталина? Ах, они не с теми дружили, когда выгоняли поляков из Кресов! Так если на Руси вор стащил кошелек, то никто и никогда не спрашивал паспорта у людей, отзывавшихся на клич «Держи вора!». Царица и генсек ВКП(б) вернули России свое! А что они не просили у Фридриха Фридриховича и Адольфа Алоизовича характеристик из парткома о благопристойном поведении, так уж не обессудьте, панове.

Итак, я даже не высказываю собственного мнения, лишь нижайше прошу правительство и сейм Польши ответить на вопрос: «Чьи Кресы?». Или там не понимают, о чем идет речь?

 
« Пред.   След. »
Copyright Patrioty.Info (c) 2006-2011